Главная - Медиа - Пресса - Об актёрах - Евгений Пыхтин: «Актер заключается в постоянном поиске: выгрызать, ломать себя, разрушать рамки»

Евгений Пыхтин: «Актер заключается в постоянном поиске: выгрызать, ломать себя, разрушать рамки»

Актёр театра «Комедия», руководитель «Территории танца», ведущий, организатор Центра театрального мастерства о своих проектах, актерском ремесле и о поддержке близких людей

«Хочется создать центр именно театрального пульса, какое-то сердцебиение»

 

— Евгений, ты являешься организатором многих творческих проектов в Нижнем Новгороде. Предлагаю обратиться к основным твоим детищам. Давай начнем с последнего ― Центра театрального мастерства. Вместе с режиссером «Маленького театра» Александром Сучковым строите в Нижполиграфе театральную площадку, и, как вы заявляете, это будет место не только для репетиций и постановок «Маленького театра» — предназначение Центра театрального мастерства гораздо шире. Но для кого всё-таки создаётся эта театральная площадка, и что на ней будет происходить?

— Александр Борисович Сучков – мой педагог, и у нас есть история, как всё зародилось. Я со своим настойчивым характером подтолкнул его к созданию «Машинисток», после чего мы какое-то время работали вместе, а потом наступил период затишья. Сейчас же новое веянье, толчок. Тут сошлись все звезды, потому что есть основа – «Маленький театр» – это частный камерный драматический театр с историей в 24 года, и есть площадка, сама сцена – Центр театрального мастерства. «Маленький театр» будет играть на этой площадке, он займет большую часть, как душа проекта. Но есть и другие участники, допустим, «Zooпарк» ― наши друзья, коллеги, которые возобновят свою деятельность в новом пространстве. Еще мы дружим с Владимиром Чикишевым, директором театра «Пиано», часто бываем у него. И с ним возможны совместные проекты, мы это обсуждаем.

В ЦТМ мы создадим небольшой художественный совет, куда войду я, Александр Борисович, как организаторы, и, может быть, еще какие-то лица. Вместе мы попытаемся создать профессиональную эстетику: будем решать, какие коллективы станут здесь играть, а какие не дотягивают по уровню. Надо сказать, что мы на сто процентов за деятельность и за продвижение настоящего театра, но это не является альтернативой другим театрам. К примеру, я работаю в театре «Комедия», Александр Борисович — в Нижегородском театре драмы, естественно, мы из них не уходим. Однако хочется создать центр театрального пульса, какое-то сердцебиение.

Еще в Центре будет коллектив единомышленников, который займется созданием таких проектов, как поэтические или музыкальные вечера, читки, но это всё будет приближено к театру. Например, если это музыкальный вечер, то не просто концерт у рояля, а событие в театральной стилистике.

_tH7Q-Y6WG8.jpg

— Видела объявление, что вам требуется посредническая, волонтерская, финансовая помощь. Давай разберемся по каждому этому направлению.

— По волонтерскому направлению нам многие помогают, за это всем огромное спасибо. Например, приходят студенты и убираются. В целом же волонтерская помощь ― это руки. Что касается финансовой поддержки, то есть люди, которые проявляют спонсорскую помощь, но это точечно. А в первую очередь мы с Александром Борисовичем вкладываем свои деньги, но на всё наших сил не хватает. И третий пункт – мы нуждаемся в разных вещах, таких как трюмо, комоды, потому что хотим в итоге обставить и цех, и коридор. Всё будет стилизовано под домашний театральный дух.

Вообще, по всем трем направлениям поддержки делаем соответствующие объявления в соцсетях. Отклик от людей и сейчас большой, но мы еще нуждаемся от гвоздя до камаза чего-нибудь полезного.

— Понятно, что многое зависит как раз от этих трех факторов, от поддержки. Но есть ли какие-то намеченные сроки, в которые планируете привести площадку в «боевую творческую готовность»?

По срокам мы планировали сделать премьеру в начале июня. Но в связи с ремонтом, по техническим причинам,  всё оттягивается. Поэтому, скорее всего, открытие перенесется на сентябрь, на начало сезона, оно будет проходить в несколько дней: в первый день пройдет презентация проектов, на второй, к примеру, — спектакль «Маленького театра». То есть это будет серия событий, большой праздник для всех любителей театра. Точно дата неизвестна, будем ориентироваться под наши театры, чтобы время не совпало.

 

«Может быть, в 90 лет я смогу сказать: «Я — актер. Я — артист». А сейчас, конечно, нет. Мне хочется учиться»

— Кроме новой площадки, ты преподавал в Театральной мастерской на Звездинке. Она останется отдельным проектом или переедет в Нижполиграф?

— Мы организуем студию при  ЦТМ, и эта маленькая мастерская станет одной из ячеек Центра. Здесь будут лекции, хореографические классы, возможно, йога ― всё это связано с театром. Йога, скажем, преподается в театральном училище ― для раскрепощения, для развития актера.

IMG_7677.jpg

— Ты занимаешься с детьми и взрослыми актёрским мастерством. Какого возраста люди чаще приходят заниматься?

— Сейчас мы только начали обучать детей ― с 12 лет. Но со следующего сезона хотим опустить планку до 5-6 лет. А что касается взрослых, то приходят люди и 45-50 лет.

— У профессии актера нет возраста.

— Ограничений нет. Но, конечно, мы не говорим: «Сейчас вы будете играть в «Маленьком театре». Занятия актерского мастерства и выступления ― это разные вещи.

— Конечно, за эти годы встречались всякие ученики. Однако из любого человека можно «вытянуть» творческое начало, или быть актером дано не каждому?

— Люди приходят разные, но остаются те, кому актерское мастерство очень интересно. Многие, недолго позанимавшись, хотят поступать в театральное училище, и некоторые поступают. Мои ученики тоже учатся. Это, наверное, слишком пафосно звучит — мои ученики. Скажу так: те люди, которые ходили в студию. Часть из них за счет горящих глаз влюбляется в театр, и такие люди чаще всего открываются, кто-то больше, кто-то – меньше. Всё зависит от того, что они сами хотят, и от того, насколько они могут себя потратить, уделить время и внимание.

IMG_7759.jpg

— На лето запланирован Летний театральный лагерь, но он рассчитан всего на семь дней. Можно ли за неделю научить человека актерскому мастерству, привить интерес?

— Мне хочется, чтобы этот проект через 3 года вышел на более высокий уровень, чтобы в будущем были, к примеру, два отряда: профессиональные актеры и любители. Сейчас лагерь носит любительский уровень, но надо с чего-то начинать.

С 9 утра до 10 вечера будут проходить занятия, будет прокач, деятельность. В конце, на седьмой день, мы обязательно что-то покажем. Не спектакль, его невозможно поставить за такой промежуток времени, но отдельные отрывки, хулиганство, игра, читка. На протяжении всего времени мы будем направлять, учить. За 7 дней надо дать свежий воздух людям.

Я тоже был на фестивале-школе — «Территория». Это потрясающе! На таких событиях заряжаешься, а когда приезжаешь обратно, то хочешь делиться, развивать нечто подобное. Раньше такие фестивали были, а сейчас, в коммерческое время, исчезают, поэтому их так хочется возродить. И в связи с Центром театрального мастерства у нас есть возможность это сделать.

— А сколько потребовалось времени, чтобы ты сам для себя понял: я ― актер? И когда это произошло?

— На протяжении всего времени, пока я учился, работал в театре, ощущал жуткий страх, что ничего не умею. Не могу сказать, что я актер. Мне кажется, что это надо доказывать делом. Когда мы учились, то всегда преодолевали себя, открывались, все  время что-то делали.

Марина Юрьевна Метелева – потрясающий театральный критик, радиоведущая ― преподавала у нас историю театра. Я часто к ней приходил в серые грозовые периоды творчества и учебы, и она все время говорила: «Женя, вот сейчас ты артист, вот сейчас ты актер, когда учишься. У тебя горят глаза. Ты не умеешь, но это не так важно, главное, что ты хочешь. А когда будешь считать, что уже что-то умеешь, то перестанешь быть актером». Актер заключается в постоянном поиске. Выгрызать, ломать себя, разрушать рамки.

Может быть, в 90 лет я смогу сказать: «Я — актер. Я — артист». А сейчас, конечно, нет. Мне хочется учиться.

pihtin3.jpg

— Ты играешь в театре «Комедия», есть любимая роль?

— Есть, мне нравится играть в «Темных аллеях». Я люблю Бунина, люблю малую сцену. Считаю, что это хорошая режиссура Нади Ковалевой, за что ей большое спасибо. И мне очень приятно находиться внутри. Но, к сожалению, эта работа редко играется.

Еще есть новый спектакль «Дом, который построил Свифт», он спорный, сложный, не все его понимают, принимают, но это достойная работа.

— А кого из существующих героев в массе драматических произведений или в целом из литературы, кинематографа ты бы хотел сыграть?

В целом мне хочется попробовать себя в роли социального героя. Есть роли и в нашем театре «Комедия», которые я бы хотел сыграть, но либо в силу возраста, либо в силу амплуа мне их не дают, допустим, Марат – «Мой бедный Марат». Я видел потрясающего Петренко в этой роли. Может быть, в новом пространстве воплотится эта маленькая мечта. Но я не могу сказать, что если что-то конкретное сыграю, то буду счастлив. Мне хочется ломать себя, уходить от себя.

— Многие актеры, спортсмены, звезды эстрады суеверны. Есть ли какой-то ритуал, который ты совершаешь перед каждым выступлением?

— В «Маленьком театре» есть традиция делать тренинги. Мы приходим задолго до спектакля, не как в больших театрах за час, а за 6 часов. Обязательно репетируем, готовимся к спектаклю, вместе обедаем, а потом за час стараемся молчать, выходить на площадку, проводить тренинги. В больших театрах этого не делается. Однако играя в «Комедии», тоже стараюсь соблюдать свои правила: помолчать, подумать, войти в роль, например, через какой-то предмет – очки, сигарету – тот предмет, который работает в театре. Но, допустим, 3 раза присесть, 3 раза похлопать и пойти на сцену ― такого нет.

«Мы идем вперед, крутимся, вертимся. Конечно, непросто, но в этом и есть интерес, в этом и есть жизнь. В движении»

Как у человека творческого, у тебя есть и другие проекты. Например, танцевальная школа. Всё началось в 2009 году с «ISalsa», и с каждым годом школа расширялась, добавлялись новые направления. Есть ли планы по изменениям, дополнениям школы танцев на ближайшее время?

— На данный момент есть «Территория танца» и «Leto Cubano». Огромное спасибо Наталии Флусовой — это человек, который сейчас взял на себя ответственность за эти проекты. А я отстранился от преподавания, пока не хватает времени, но остаюсь как организатор и художественный руководитель.

IMG_7526.jpg

— Если Центр театрального мастерства один на весь Нижний, то танцевальных школ в нашем городе много, в чем особенность «Территории танца»?

— «Территория танца» — это общее название, юридическое, а сердцевина – «Leto Cubano». А от других школ мы отличаемся яркостью и креативом.

Правильно сказано, что школ танцев много, но для меня это был начальный уровень. Я обожаю танцевальную школу и буду помогать ей. Например, сможем использовать «Территорию танца» в ЦТМ, будем сотрудничать. Однако театральное мастерство – шаг вперед.

— Еще ты выступаешь в роли ведущего на праздниках. Тебе, наверное, в силу профессии актера  такая роль дается без особого труда?

— Здесь есть своя специфика. Занимаюсь этим пять лет, но был период, когда хотел бросить деятельность ведущего. Случались такие моменты, когда после проведения шестичасового праздника наступал стресс, я уставал. Вообще, сложно поддаться публике, которая начинает тобой управлять, и ты начинаешь смущаться, зажиматься, заговариваться.

Благодаря Денису Леонтенкову, который входит в топ-десять ведущих, я подготовился к новой первой свадьбе. Я посмотрел 3 свадьбы с участием Дениса, он позволил мне взять какие-то идеи, решения. Тогда в плане ведущего началась моя новая жизнь. Сейчас мне менее страшно, во время проведения праздника я включаю свои актерские навыки.

— А если сравнивать все три блока: театр, танцы, проведение праздников. Что тяжелее на эмоциональном уровне, что отнимает больше сил?

— Танцевальное направление– развлекательное, поэтому если говорить о социальных танцах, то я, скорее, даже устал веселиться. Сейчас хочется серьезного действия, хочется делом заняться. В «Территории танца» я организатор, там не сильно затрачиваюсь. Что касается ведущего, то тоже немного сил уходит. Если до встречи с Денисом были стрессы от зажимов, переживаний, то сейчас даже иногда отдыхаю. Актерская профессия ― сфера развлечения, но здесь всё зависит от спектакля. Есть постановки, где много техники и мало души, а есть такие, где надо раскрываться. Когда в передаче героя попадаешь в точку, то тепло на душе становится, хочется смеяться или плакать. И это ценно. Важно не то, что тебе хлопают, а то, как чувствуешь, будто ты герою дал немного пожить.

N501NMEDf0I.jpg

— Как удается всё совмещать? У тебя, наверное, с таким темпом каждый день расписан буквально по минутам?

Надо сказать, что у меня еще есть семья, так что важно понимать, что я не свободен. Как и всем, мне хочется побыть дома, с сыном и супругой, отдохнуть. А совмещать получается, благодаря помощи многих людей: Кати Чистяковой, Дениса Бакулина, родителей… Общими силами всё и получается.

Другого пути нет, мы идем вперед, крутимся, вертимся. Конечно, непросто, но в этом и есть интерес, в этом и есть жизнь. В движении.

Фото: Сергей Коротков и Георгий Ахадов

Источник: http://nevvod.ru/stati/lyudi/2957-evgeniy-pykhtin-akter-zaklyuchaetsya-v-postoyannom-poiske-vygryzat-lomat-sebya-razrushat-ramki/

×
Выберите сцену спектакля:

Большая сцена театра «Комедия»

Малая сцена театра «Комедия»

Арт-фойе

Сцена ДК им. С. Орджоникидзе

WordPress Lessons