ЛЮБАНСКИЙ Анатолий Никитич

ЛЮБАНСКИЙ Анатолий Никитич 

1892 – 1968

Актер, режиссер, конферансье

Художественный руководитель Горьковского театра комедии

с 1947 по 1950 годы

 

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Мы знаем о Любанском очень мало – лишь общие сведения: актер театра и эстрады, режиссер, основатель Горьковского театра комедии. Но за сухими строчками досье не видно живого человека, которому довелось пережить и революцию, и две мировые войны. Не видно театрального деятеля, усилиями которого родился в Горьком новый театр. И сегодня, обращаясь к его очень краткой (в смысле информативности) биографии, мы можем попытаться хотя бы приблизительно понять, как формировалась его личность, какие условия окружали его и что представляла собой страна в те далекие годы.

Итак.

Анатолий Никитич Любанский родился в Киеве 29 марта 1892 года.

В начале XX в. в Киеве существовало несколько постоянных сцен, на которых выступали приезжие актеры и театральные коллективы, ставились спектакли, оперетты, фарсы, устраивались симфонические и сольные концерты. Так, в помещении театра Бергонье в 1900—1905 гг. выступала труппа прославленных корифеев украинского сценического искусства П. К. Саксаганского и И. К. Карпенко-Карого с участием Н. К. Садовского, М. К. Заньковецкой и других известных актеров.

Важной вехой на пути развития театрального искусства стал созданный в 1907 г. Н. К. Садовским в Троицком народном доме первый на Украине стационарный украинский театр.

Создание театра пришлось как раз на время юности Любанского – в 1907 г. Анатолию было 15 лет. Кроме того, «украинское прошлое»мы впоследствии обнаружим в одной из первых постановок горьковского театра комедии: в 1948 г. Любанский поставил музыкальный водевиль Г. Квитки-Основьяненко «Шельменко-денщик».

Основное образование Любанский получил на юридическом факультете Киевского университета. Но, видимо, что-то не сложилось с карьерой юриста, или театральное призвание дало себя знать, потому что в 1913 он уже начал сценическую деятельность на киевской эстраде, причем есть информация, что даже выступал совместно с Вертинским (номер «Белый и лиловый Пьеро»). Информация эта не находит прямого подтверждения в источниках, но характеризует круг образов и театральной эстетики, интересный Любанскому в то время.

1913 год – канун «неслыханных перемен, невиданных мятежей»… «Остроумный и жеманный Александр Вертинский»(отзыв тогдашнего рецензента) нашел ли свое время, или время нашло его, – но образ печального, лукавого и изысканного паяца очень точно выразил дух эпохи, полной тревожных предчувствий в поисках новых форм жизни и искусства. Использование «маски»в качестве сценического образа было характерно для того времени. Пьеро Вертинского (согласно биографии Е. Р. Секачевой) — «комичный страдалец, наивный и восторженный, вечно грезящий о чем-то, печальный шут, в котором сквозь комичную манеру видны истинное страдание и истинное благородство».

В 1917 А.Н.Любанский поступил на театральные курсы.

Возможно, это были «Высшие оперные и драматические курсы собязательным инструментальным отделением»М.Е.Медведева, которые с 1905 года по 1917 он вел в помещении киевского Театра Геймана. К 1920-м годам Любанский переезжает в Харьков и  становится артистом и руководителем Харьковского театра миниатюр «Табакерочка Полишинеля», или просто «Табакерочка».

Бурные события буржуазно-демократической революции 1917 года превратили Харьков в столицу Советской Украины, где быстро развивались все сферы деятельности, в том числе и развлекательная. Очень популярны были в это время театры миниатюр, которых было множество. Их представления строились обычно так: вниманию зрителей предлагались драма или комедия, позднее – оперетта, или 2 – 3 миниатюры. Затем следовала пестрая комедийная программа «Наше кабаре». Приемы были разнообразными: от легкого веселого бурлеска до буффонады. Пародировали не только содержание нашумевших пьес известных авторов и стереотипные сюжеты, но и сценическое решение известных спектаклей. Объектом сатиры становились известные политические деятели, писатели, нравы общества и т.д.

После установления в декабре 1919 года в Харькове советской власти деятельность театров миниатюр стала подвергаться критике (во многом – заслуженной). Некоторые из них закрылись. В 1922 году, с введением новой экономической политики, оживилась и деятельность театров малых форм (в основном развлекательного направления).

В 1922 г.  организовался театр «Табакерочка Полишинеля»- просто на летний сезон, халтурку в Ялте…

Э. Каминка: «…Один из наших актеров, П.Д.Росций, взял на себя функции директора-распорядителя и главного режиссера. Исаак Дунаевский согласился быть заведующим музыкальной частью. Мы поехали в Ялту. Сняли летний театр на два месяца и два раза в неделю давали новую программу. Каждая программа называлась «Понюшка»… работать нам приходилось много. Все время надо было что-то придумывать… ».

Все участники наскоро сколоченного театрального коллектива были одновременно и актерами, и режиссерами, и инсценировщиками, и сочинителями текстов, песен, пародий. Все были молоды и заразительно талантливы. Результат общих усилий дал себя знать: публика так полюбила приезжую труппу, что в театре даже смогли провести бенефисы.

Вернувшиеся после лета в Харьков актеры решили не бросать успешного предприятия и сняли помещение театра «Модерн». «Табакерочка»была задумана как театр «интимный», очень камерный, с системой эстрадных номеров — лирических, юмористических, сатирических.

В Харькове«Табакерочкой» стал руководить А. Любанский (он же был и конферансье). Театр находился на ул. Московской, 6 (здание не сохранилось). В театре работали  артисты Росций, Светланов, Разин, Весеньев, Оленин. «В «Табакерочке»выступает В.Хенкин, поет песенки Д.Оленин…»,— сообщает журнал «Театр, литература, музыка, балет, графика, живопись, кино»4 ноября 1922 года.  Здесь гастролировал  известный опереточный певец, куплетист и сатирик Борабор — Б. С. Борисов, с которым в театре шла пьеса  «Арон Цадик».

Представления именовались здесь «понюшками» (так называли порцию, щепотку нюхательного табаку). Репертуар был разнообразным. «21-я понюшка» включала спектакль «Генеральная репетиция» (пародия на работу Мейерхольда), где блистал Владимир Хенкин: «Генеральная репетиция»воспринималась легко и весело, не только благодаря остроумию текста, но и из-за стройного ансамбля. Мейерхольд, с его биомеханикой и левым уклоном забавно отражается в «кривом зеркале» «Табакерочки». В состав «22-й понюшки» входили такие миниатюры: «Жак Нуар и Анри Заверни, или Пропавший документ» (режиссер Хлебников) – в ней   высмеивалась всеобщая вера в силу бумажки: французский дровосек принимает за своего сына негра, который явился к нему с украденными документами. Следом за ней шла музыкальная картинка «В гостях у бабушки». Трио «Рене, Кэт и Арманд» исполняли танец апашей, а Даниил Оленин – «интимные песенки».

Кроме того, здесь шла оперетта-шарж «Граф Люксембург», водевиль Э.Скриба «Дом сумасшедших», скетч «Анатомия».

Власти не оставляли надежды как-то упорядочить деятельность театров миниатюр. В разделе «Хроника» журнала «Художественная жизнь» было помещено сообщение под заглавием «Малый трест»: «В Харькове предполагается организация малого театрального треста. Цель треста – объединить все малые театры в одно управление, дабы поднять в них и художественную, и хозяйственную сторону» [36, с. 11]. Постепенно театры миниатюр закрывались, традиция работы над малыми формами утрачивалась. К тому же, был взят курс на украинизацию, из-за чего количество русских театров в городе резко сократилось, а с упразднением русских театров большинство актеров покинуло Харьков. Среди них был и А.Н.Любанский… (использованы материалы статьи Поляковой Ю.Ю. Театры миниатюр Харькова: репертуар, жанры, исполнители//Университеты, №4, Харьков, 2008).

В это время в Москве и Петрограде формировалась новое, злободневное, агитационное искусство малых форм: появились театры революционной сатиры (Теревсаты), «Живые газеты», «Синие блузы», призванные воспитывать широкие зрительские массы, высмеивая врагов «внешних» (интервентов, белогвардейцев) и «внутренних» (саботажников, бюрократов и др.). Различные по уровню профессиональной подготовки, эти театры в целях доходчивости часто обращались к формам народного театра – райку, лубку, петрушечному представлению. В программу входили частушки, инсценированные карикатуры «Окон РОСТА». После революции наряду со старыми кадрами, такими как Д. Гутман, Н. Петров, Г. Крыжицкий, Н. Урванцев, в театр малых форм пришли авангардисты-экспериментаторы, увлеченные идеей создания агитационного искусства, понятного широким массам. В московском Теревсате под руководством режиссера Д. Гутмана работали художник В. Комарденков, молодые актеры В. Топорков, Л. Утесов, Г. Ярон, М. Холодов. В репертуар входили такие миниатюры, как песня-пародия «Антанта отравилась», агитпьеса «Черные казармы» и тантамореска «Казаки» Пустынина, лубок «В теплушке», куплеты «Политмазурка» и «Полька» Арро. Сценки «Петруха и разруха», «Восемь девок, один я» Д.Гутмана имитировали театр петрушки.

Споры о сатире, о «пределах критики» привели к тому, что к началу 30-х годов они почти полностью исчезли. Но при этом многие приемы театров малых форм использовали мюзик-холлы Москвы, Ленинграда и российской провинции, которые работали до середины 30-х годов. Все эти приемы в полной мере освоил и позже применял в своей творческой деятельности А.Н.Любанский.

В 1930 году, после харьковских преобразований, Любанский приехал в Горький и устроился в горьковскую филармонию как конферансье и режиссер. Он проработал там 17 лет, с 1930 по 1947 год. Поначалу был рядовым артистом, потом руководил Горьковским мюзик-холлом, ну а в 1944 году принял из рук Н.Левкоева художественное руководство и режиссуру в горьковском театре эстрады и миниатюр «Снайпер». Видимо, здесь, в Горьком, в те же 30-е годы он познакомился с Юлией Даминской, потомственной актрисой большого комического дарования, которая в 20-е годы много играла на свободных сценах в Москве, Ленинграде и Перми. Ее в 30-е годы судьба тоже забросила в Горький, где она была артисткой эстрады и снималась в эпизодических ролях в кино. В 40-е годы они оба, уже семейной парой, работают в мюзик-холле Горьковской Филармонии, а с 1944 г. – в «Снайпере».

В 1947 году, когда было принято решение о создании горьковского театра комедии, в который естественным образом влилась большая часть коллектива «Снайпера», Анатолий Любанский столь же естественно стал его главным режиссером (1947-1950). Он был им очень недолго, всего три года, но за это время успел поставить несколько спектаклей и заложить основы комической стилистики нового театра. Будучи прежде всего артистом эстрадного жанра, для своих постановок он предпочитал выбирать злободневные, порой непритязательные комедии современных ему авторов и формируя острый, публицистический репертуар. Им поставлены «Госпожа министерша» Б.Нушича (1947) и «Шельменко-денщик» Квитко-Основьяненко (1948), «Одиннадцать неизвестных» (1947), «Человек с того света» (1948), «Три опровержения» (1950) Дыховичного и Слободского, «Кому подчиняется время» братьев Тур и Л.Шейнина (1949), «Роковое наследство» того же Л.Шейнина (1949), «Морской узел» Винникова и Крафта (1949).

В спектаклях театра комедии Любанский продолжал играть и как актер. Среди его ролей — Прокоп Ключка («Приезжайте в Звонковое», А.Корнейчук, 1947); Дядя Васа («Госпожа министерша», Б.Нушич, 1947); Профессор Хиггинс («Пигмалион», Б.Шоу, 1948);
Шельменко («Шельменко-денщик», Квитко-Основьяненко, 1948). О его Прокопе критик Ю.Волчек писал: «Центральная и решающая удача спектакля – исполнение роли Прокопа А.Любанским. перед зрителями возникает знакомый, правдивый и убедительный образ сельского коммуниста» («Горьковская коммуна» от 13 мая 1947 года).

В 1950 году репертуарная политика театра меняется, на сцене появляются комедии Островского, Гольдони, Голдсмита, Шоу – театр переориентировался на классику. Пришли другие режиссеры, другая эстетика. А Любанский ушел.

Дальнейшие сведения о нем мы встречаем в истории горьковского отделения Всероссийского театрального общества, где Любанский был членом правления. В 50-60-е годы театральное общество в Горьком, несмотря на масштабные театральные события, им проводимые, не имело отдельного помещения для работы, и весь штатный аппарат состоял из трех человек. Тогда возникает идея создания Дома актера на базе одного из Домов культуры. И тогда именно «А.Н.Любанский предложил свою кандидатуру на пост общественного директора «несуществующего» Дома актера. На сценах разных клубов и и Домов культуры он организовывал для театральной общественности вечера отдыха, театральные капустники, юбилейные вечера. Автором сценариев и режиссером этих встреч был сам А.Н.Любанский. Вокруг него сплотился актив из молодых и маститых актеров. Ближайшим помощником Любанского был молодой актер театра драмы Г.Писарев. Он проводил среди молодежи конкурсы, смотры – «на лучший ввод», «На лучшую роль» — и вместе с А.Н.Любанским готовил и проводил молодежные вечера отдыха» (РТО – ВТО – СТД (1877 – 2011 г.), г.Н.Новгород, 2011).

Любанский умер в 1968 году, был похоронен на Бугровском кладбище г.Горького, и память о нем постепенно уходила – вместе с его современниками. Однако пусть театральное искусство преходяще и эфемерно – оно способно оставлять в истории глубокие и ясные следы, по которым мы, потомки, как палеонтологи, восстановим облик наших предшественников, склоним перед ними голову и скажем «Спасибо!»

Поделиться в соц. сетях