ШАРОГРАДСКИЙ Леонид Михайлович

ШАРОГРАДСКИЙ Леонид Михайлович   

(Исай Абрамович)  

1912  – 1985

Актер, режиссер, драматург

Служил в Горьковском театре комедии

с 1950 по 1979 годы

В сезоне 1964–1965 гг. – главный режиссер театра

В 1972–1979 годах — его директор

Sharogradskii_9

Исай Шароградский родился в 1912 году в семье сапожника Абрама Шароградского, приехавшего в Нижний Новгород из Великого Устюга. Его мать, урожденная Добина, происходила из семьи солдата царской армии, оказавшегося в Нижнем Новгороде в середине XIX века. Исай учился в той же 23 школе, что и В.А.Лебский, они дружили и вместе занимались в драматическом кружке.

Любовь к театру, склонность к сочинительству и лицедейству привели Исая в Театр Рабочей Молодежи (ТРАМ) при Горьковском автозаводе (1931-1932). 80 лет назад,  2 октября 1932 года, на строительстве автозавода в Горьком была создана первая агитбригада, ставшая театром рабочей молодежи (ТРАМ). Вместе с Шароградским здесь работали молодые и талантливые Теодор Лондон и Николай Куличенко – впоследствии известные театральные деятели.

«Познакомились они в фабрично-заводском училище при строительстве Горьковского автозавода имени Молотова.

У них были общие стремления и цели. Молодость дала им общий язык.

Коля Куличенко мечтал о подвигах, о героизме. Большое любопытство и впечатлительность отличали его от других учеников фабрично-заводского училища. Любопытство сочеталось у него с наблюдательностью. Он легко из своих дневных впечатлений извлекал особенно смешные случаи и по вечерам «в лицах» рассказывал их ребятам.

И не только рассказывал, он их записывал, — получались очень смешные сценки.

Из группы учеников Коля организовал бригаду затейников, плясунов и рассказчиков.

Через несколько комнат помещалась вторая группа, которой руководили поэты и «остроумцы».

Исай Шароградский и Теодор Лондон, Колины ровесники, тоже мечтали и с таким же любопытством относились к жизни. Кудрявый, черноглазый Исай увлекался стихами. Его любимым поэтом был В. Маяковский, и рифмы Исая были похожи на рифмы Маяковского. Стихами Маяковского грезил и Теодор Лондон. Поэт привлекал их ненавистью к отжившему, старому миру, горячей страстностью и любовью к жизни. Бурные, боевые ритмы стихов Маяковского соответствовали ритму заводской жизни с ночными штурмами, комсомольскими рабочими батальонами, оркестрами и знаменами. 

Десятки тысяч людей приезжали на рабочие субботники. Жизнь стройки бурлила и кипела. Жизнь сама создавала поэмы. Ритмы и рифмы Маяковского зажигали сердца.

Исай и Теодор тоже организовали художественную агитбригаду. Исай Шароградский, Николай Куличенко, Теодор Лондон, Георгий Иванов, Женя Островский, Сережа Постников, Юля Жилина, Варя Евстратова, Аркадий Брусин и многие другие парни и девушки попали в одну рабочую бригаду. Днем ребята работали на стройке. Ночью, когда усталые строители уже спали и в барачном городке гасли огни, в бараке начиналась другая жизнь. Они писали оратории, сценки, частушки для бригады.

В конце 1931 года агитбригада была переименована в Трам (Театр рабочей молодежи). Многогранной и интересной была работа Трама автозавода. Коллектив решил организовать образцовое культурное обслуживание рабочих и создал при Траме эстрадно-концертную группу и симфонический ансамбль. Театр выступает в цехах в обеденные перерывы: показывает скетчи, частушки, пляски. Симфонический оркестр играет произведения Чайковского, Шуберта, Бетховена.

Коллектив в это время не имеет художественного руководства. Он работает самостоятельно, и театр по существу  является полусамодеятельным коллективом.

Коллектив работал ощупью, вслепую. Образы неполноценных трамовских пьес получались в спектаклях схематичными, лишенными живых человеческих красок. Молодые актеры чувствовали себя на сцене беспомощными, неквалифицированные режиссеры толкали их на ложный путь. И только какое-то внутреннее чутье художественной правды и молодой комсомольский задор спасали их от окончательной гибели». — Тарасов П. Рождение театра : [о театральной самодеятельности первостроителей автозавода и рождении Четвертого колхозного областного театра] // Театр колхозной деревни / П. Тарасов. – Москва-Ленинград, 1939. – С. 8-15

«У самодеятельных актеров не было настоящей школы, подготовки, не было ничего, кроме энтузиазма. И когда в 1933-1934 годах началось массовое колхозное движение, ребята с Театральной оставили свой ТРАМ и организовали колхозный театр. Над коллективом берет шефство театр им. Вахтангова. В это время их учителем и лучшим другом становится режиссер, актер и автор пьес в стихах Павел Григорьевич Антокольский. 
Вот как рассказывал о первой встрече артистов с вахтанговцами Виктор Юшковский:
«Молодым артистам посчастливилось учиться у таких мастеров, как народные артисты России Л. Шихматов, М. Синельникова и Г. Алексеева. Корифеи сцены Борис Захава и Борис Щукин читали им лекции по режиссерскому и актерскому ремеслу. Некоторое время руководил театром драматург, режиссер и поэт Владимир Масс, которого за «контрреволюционные произведения» вскоре арестовали вместе с Эрдманом и отправили в тобольскую ссылку. Но главными учителями и наставниками молодого коллектива стали Антокольский и Бажанова – режиссер Вахтанговского театра и актриса, педагог училища имени Щукина.

«Мы трепетали. Ничего еще не успевшие повидать, прочитавшие мало книг – зеленые, необученные артисты. И вот к нам едут москвичи, ученики легендарного Вахтангова», – вспоминал о первой встрече заслуженный артист России Теодор Лондон.

«Меня окружала одаренная, вышколенная в суровом труде, способная на чудеса рабочего рвения советская молодежь, — писал позже Антокольский. – Я многим обязан общению с нею и по совести не знаю, где кончалось мое руководство и начиналось мое ученичество у молодежи». 
Антокольский – человек необычайной одаренности, энергии и эрудиции. Несколько поколений советских поэтов и писателей считают его своим учителем. Среди них — Симонов, Алигер, Матусовский, потом Луконин, Межеров, Гудзенко, наконец, Евтушенко, Окуджава и многие другие. 
— Павел Григорьевич воспитывал в нас прежде всего человечность, гражданственность, — рассказывал Т.И. Лондон, — а уже потом «лепил» из нас актеров. Он считал, что из плохого человека никогда не получится хорошего артиста или поэта. До появления вахтанговцев во главе с Антокольским и его супругой, актрисой Зоей Константиновной Баженовой, мы варились в собственном соку: сначала в рабочей, потом в колхозной массе. И вдруг появились эти люди – светлые, чистые, мудрые, с их эрудицией и культурой. Мы впитывали от них все – и это было замечательной и такой необходимой школой. 
В дальнейшем учительство переросло в большую и крепкую дружбу, сохранившуюся на долгие годы…

Антокольский сотрудничал с коллективом, получившим признание, долгие годы. Благодаря ему театр осуществил «много больших и сложных постановок, пользовавшихся любовью и признанием зрителей» Театр оставался верным традициям русской сцены, «пытался реализовать принципы, завещанные Евгением Багратионовичем Вахтанговым, основа которых – правдивое изображение жизни, сочетающееся с театральной яркостью в средствах выражения». Горьковский театр завоевывал места на фестивалях, имел доброжелательную прессу, росло мастерство артистов. Исай Шароградский был одним из активных и преданных делу актеров. Играл в театре ведущие, наиболее ответственные роли, в которых добивался больших успехов.

Весть о начале войны артисты театра услышали во время выступления в районах Горьковской области. И в первый же день коллектив театра выразил желание поехать на фронт. По возвращении из области театр переключился на обслуживание бойцов и командиров  Красной армии, проходивших военное обучение в лагерях. Затем стал до конца войны фронтовым театром, выступавшим на фронте и  в прифронтовой полосе.
Артисты театра в годы войны дали более 1000 концертов в воинских частях Западного фронта, выступали на аэродромах, летных постах, оказывали помощь в организации художественной самодеятельности, ансамблей песни и пляски на фронте.

Для концертных выступлений артисты Т.И.Лондон и Н.Г.Куличенко написали сценарий  большого представления – фронтовое обозрение «Николай и Ермолай», которое пользовалось  огромным успехом у зрителей. Тепло принимались стихотворения на темы фронтовой жизни И.А. Шароградского, особенно драматические поэмы «Комсомолка» о Зое Космодемьянской и «Валерий Чкалов». Водевиль И.А. Шароградского и Н.Г. Куличенко «В нашей хате», посвященный патриотическому подъему по сбору средств на вооружение Красной армии, радовал тружеников села. Кроме этого театр показывал спектакли «На дне», «Павел Греков», «Адмирал Нахимов», «20 лет спустя», «Жди меня», «Давным-давно» и др.

С 1 мая 1943г. коллектив театра работал на агитпароходе «Пропагандист», обслуживающем речников спецперевозок «Волготанкер». Концерты проходили на командных пунктах батальонов, дивизий, в штабе армии, 16 из них были даны непосредственно на передовой и в землянках. Часто артисты  не прекращали свое выступление даже во время начинавшегося пулеметного и минометного обстрела. Нередко на фронте в медсанбате горьковчане сдавали кровь для раненых бойцов и командиров Красной армии.

Проработавший три с половиной года в действующей армии, драматический театр имени Чкалова прибыл в Томск.

Горьковчане привезли несколько готовых спектаклей, в репертуаре их значились пьесы «На дне», «Давным-давно», «Лес», «Сады цветут» и «Женитьба Фигаро». Томичи приняли театр доброжелательно, зал во время спектаклей был всегда полон. За два месяца горьковчане дали 46 спектаклей, которые посмотрели около 50-ти тысяч зрителей. Выступали в госпиталях, в колхозах, «обслуживая» посевную кампанию, в пионерских лагерях и санаториях.

Станислав Шальнов, краевед «Дзержинское время»//Ради пяти минут творчества

К 100-летию со дня рождения актёра и драматурга Теодора Исааковича Лондона

Впрочем, вскоре, в конце 40-х, у театра начались проблемы и многие артисты оставили Томск в поисках других театров и режиссеров.  Уехал на родину и Исай Шароградский. В конце 40-х усиливаются гонения на евреев. Пресловутая «пятая графа» становится проклятием. Многие, чтобы избежать преследований, меняют имя на русское. В 1950-м сменил его и Шароградский – отныне он Леонид Михайлович.

Он поступил в горьковский театр комедии, которому отдал 30 лет. Для него началась новая жизнь – жизнь актера и режиссера городского театра. Хотелось бы сказать – стационарного, но горьковский театр комедии пока еще не имел своего здания, вел ту кочевую жизнь, которая Шароградскому была близка и знакома.  

В 50-х годах Леонид Шароградский – один из самых востребованных и популярных актеров труппы. Он играет все главные роли: Труффальдино в комедии Гольдони «Слуга двух господ», Люсиндо в «Изобретательной влюбленной», Фигаро в «Женитьбе Фигаро», Дон Сезар в одноименной пьесе Дюмануа и Деннери, Великатов в «Талантах и поклонниках» Островского, многочисленные Муравьевы и Лаврушины в советских комедиях и водевилях… . Его актерская манера была вдохновенной, эмоциональной, он любил эффектный жест, прием, уловку. Уже к концу 50-х режиссеры стали более ценить реалистическую, естественную манеру актерского существования, и Шароградского перевели на вторые роли. В 60-х Леонид Михайлович стал осваивать режиссуру (первые опыты в этом направлении были еще в 50-х), и немало выручал театр, ставя свои спектакли в период, когда не было главных режиссеров. ТРАМовское прошлое и студийное образование не давали ему покоя: он постоянно стремился учиться и развиваться, компенсировать недостаток профессиональной базы поездками на практику в столичные театры: Вахтанговский, театр Маяковского, ленинградский театр комедии им.Акимова. В архиве театра сохранилось несколько грамот, удостоверяющих, что в течение 1934 – 1939 гг. артист Шароградский работал в Горьковском театре им.Чкалова под руководством режиссеров и педагогов-вахтанговцев, и многолетняя практика и обучение у них равносильны получению специального образования в училище им. Б.В.Щукина. Шароградский – еще и мастер художественного слова. Он постоянно писал стихи, песни, сценки, капустники, поздравления к любым датам и дням рождения. И, в том числе, пьесы. На долю одной из них – «Весенние страдания», написанной совместно с Ю.Кобриным, выпал не только городской, но и более широкий успех! Она была поставлена в нескольких театрах России (в частности, в Иваново и Туле). Шароградский один сезон был главным режиссером театра (1964 – 1965), а в 1972 – 1979 годах – его директором.

В последние годы одиноко жил в своей квартире, вспоминая свое бурное театральное прошлое. Иногда его навещали актеры того театра, которому он отдал большую часть жизни.

Роли, сыгранные в горьковском театре комедии:

Труффальдино — К.Гольдони «Слуга двух господ» (1950, реж. Г.М.Сумкин)

Циплунов — А.Н.Островский «Богатые невесты» (1950, реж. В.Ф.Савельев)

Муравьев — Н.Дьяконов «Свадьба с приданым» (1950, реж. В.А.Менчинский)

Костя Крылов — В.Поташов «За здоровье молодых!» (1950, реж. В.А.Менчинский и Г.М.Сумкин)

Молодой Марлоу — О.Гольдсмит «Ночь ошибок» (1951, реж. Г.М.Сумкин)

Уари — Ашах Токаев «Женихи» (1951, реж. В.А.Менчинский)

Лаврушин — В.Поляков «Не ваше дело» (1951, реж. Г.М.Сумкин)

Великатов — «Таланты и поклонники», А.Н.Островский (1951, реж. А.В.Емельянов);

Тренч — «Лондонские трущобы», Б.Шоу (1951, реж. Л.Шароградский);

Тартюф — Ж.-Б.Мольер «Тартюф» (1952, реж. А.В.Емельянов)

Карл Шредер — В.Н.Собко «Жизнь начинается снова» (1952, реж. А.В.Емельянов)

Георгий – М.Бараташвили «Стрекоза» (1953, реж. – М.И.Микаэлян)

Люсиндо — Лопе де Вега «Хитроумная влюбленная» (1953, реж. В.А.Лебский, Л.Шароградский);

Курбатов — А.Макаенок «Извините, пожалуйста» (1954, реж. – М.А.Ошеровский)

Дон Сезар — Дюмануа и Деннери «Дон Сезар де Базан» (1954, реж. В.А.Лебский);

Сандер — Э.Вильде  «Домовой» (1955, реж. В.А.Лебский);

Владимир — В.Масс и Н.Куличенко «Сады цветут» (1955, реж. А.В.Емельянов).

Великатов — «Таланты и поклонники», А.Н.Островский (1955, реж. В.А.Лебский);

Фигаро — Бомарше «Безумный день, или женитьба Фигаро» (1955, реж. В.А.Лебский);

Апрельский — Ю. Мячин «Размолвка» (1956, реж. – И.И.Бахметьев)

Шатилов — Н.Винников «Когда цветет акация» (1957, реж. – Н.А.Бутузов)

Фон Дитмарштейн — Вс.Вишневский  «Раскинулось море широко» (1957, реж. – В.А.Менчинский, Н.А.Бутузов)

Вейко Локкоев — В.Усланов «Виола» (1958, реж. – В.Ф.Савельев)

Шумовой — С.Жданов «Тиха украинская ночь» (1958, реж. – С.А.Крутов)

Дон Антонио — Р.Б.Шеридан «День чудесных обманов» (по пьесе «Дуэнья») (1958, реж. – Н.А.Бутузов)

Прокурор — В.Тэн «Слушается дело о разводе» (1959, реж. – М.А.Гершт)

Росс — Э.М.Ремарк «Последняя остановка» (1959, реж. – С.А.Крутов)

Андре Ренар — Ю.Дольд-Михайлик, Г.Ткаченко «И один в поле воин» (1959, реж. – С.А.Крутов)

Максуэлл — М.Ларни «Четвертый позвонок» (1960, реж. – С.А.Крутов)

Владимир Карпович — М. Крайндель «Четверо под одной крышей» (1960, реж. Н.А.Бутузов)

Бородач, дозорный, солдат из обоза — А.Твардовский «Василий Теркин» (1961, реж. – А.Ханович)

Режиссерские работы:

Б.Шоу «Лондонские трущобы» (1951);

Лопе де Вега «Хитроумная влюбленная» (1953, совместно с В.А.Лебским);

Д.Угрюмов «Чемодан с наклейками» (1961)

В.Константинов, Б.Рацер «Улыбнись, Света!» (1963)

В. Константинов и В. Рацер «После двенадцати» (1964)

Ю.Семенов «Петровка, 38» (позже переименован в «Трое из уголовного розыска») (1964)

Л.Шароградский «Весенние страдания» (1965);

Б.Шоу «Миллионерша» (1965)

А.Н.Островский «Невольницы» (1966)

Леонид Ленч «Ты – это я» (1968)

И.Шток «Старая дева» (1968)

Е.Халтай «Немой рыцарь» (1970)

А.Н.Островский «Красавец-мужчина» (1973)

Г.Федоров «Пути-дороги» (1975, совместно с Д.Д.Лавровым)

«Дамы и гусары», А.Фредро (1975);

«Протокол одного заседания», А.Гельман (1976)

Г.Хугаев «Муж моей жены» (1977)

Сохранить

Поделиться в соц. сетях