ДОБКЕВИЧ Александра Анатольевна

ДОБКЕВИЧ Александра Анатольевна

1912 — 1998

Актриса  Горьковского театра комедии

с 1947 по 1978 годы

Заслуженная артистка РСФСР (1959)

Стать актрисой ей было суждено. Сами посудите: бабушка, Александра Федоровна Грибунина  – актриса. Муж бабушки, Матвей Тимофеевич Строев  – актер и театральный антрепренер. Брат бабушки, Владимир Федорович Грибунин – известный актер московского Малого театра и муж знаменитой актрисы Веры Пашенной. Мать с отцом тоже актеры. И родилась маленькая Шура чуть ли не за кулисами ленинградского театра драмы им.Пушкина, где служила бабушка, в чью честь ее и назвали: Александра Федоровна Грибунина навсегда осталась в жизни Шуры главным человеком, определившим ее характер, жизненные принципы — и судьбу. Она росла в театральной среде, ее характер, вкусы, привычки складывались и формировались под влиянием этой среды, того особого артистического мира, где повседневность соседствует с праздничностью, а суета будней – с вдохновением.

Родилась Александра Анатольевна Добкевич в 1912 году, в тот переходный зыбкий год, когда перемены ощущались в воздухе, но еще не начались. Рождение маленькой Александры стало для ее родителей, как ни странно, не концом театральной карьеры, а началом: мать, Юлия Даминская, на следующий год окончила драматические курсы А.Яблочкиной при Московском филармоническом училище и поступила в труппу Свободного театра, отец, Анатолий Добкевич, работал в театре Корша. А Шура жила с бабушкой. Талантливая актриса Малого, Пушкинского, а затем Александринского театров, Александра Федоровна  стала для нее настоящим другом. С ней у Добкевич связаны не только светлые воспоминания детства, но и творческие радости, когда четырнадцатилетняя девчонка впервые вышла на театральные подмостки. В 1910-х и 1920-х годах была на попечении бабушки, Александры Федоровны Грибуниной. Пока родители играли в разных украинских театрах, они с бабушкой жили в Киеве, где дед держал театр. Потом переехали в Одессу, где юная Шура занималась у актеров-итальянцев. Там же она впервые вышла на сцену – в оперном театре, за паек – каравай черного хлеба и две селедки.

В 1923 году ученик Александры Федоровны, Юрий Михайлович Юрьев, на тот момент – директор Александринки, пригласил Александру Федоровну в Ленинград. Там, за кулисами одного из главных театров страны, получала театральный опыт Александра Добкевич. Ходила на все спектакли и репетиции, общалась со всеми актерами. Одновременно училась в Ленинградском хореографическом училище, вместе с Галиной Улановой, и окончила его в 1927 году.

…Лето 1926 года. Небольшой городок Алексин на Оке в Тульской области. В пригородном сосновом бору – деревянные дачи, принадлежавшие когда-то алексинским и даже тульским купцам. Теперь в них разместились ученики школы Малого театра, которой руководили Н.А.Смирнова и В.Н.Пашенная. Александра Федоровна и 14-летняя Шура здесь на правах родственников и друзей. На самой опушке леса был выстроен летний театр с крошечной сценой и со зрительным залом мест на двести. Здесь студийцы репетировали и и раза по три в неделю играли спектакли своего школьного репертуара.

Ученица школы Малого театра Вера Чавчавадзе неожиданно заболела, и некому было сыграть Анютку в пьесе Л.Толстого «Власть тьмы».

— Бабушка, — умоляла Шура. – Похлопочи за меня. Я сыграю. Честное слово, сыграю! Практически без репетиций она была введена в спектакль «Власть тьмы» на роль Анютки, и эта роль стала одной из ее любимых.

Маститые актрисы подметили в игре девочки искреннее стремление к правде, глубине, и вынесли решение – будет актрисой! Шуру взяли в школу. На следующее лето в репертуаре Добкевич уже числились Катя из «Детей Ванюшина» Найденова, Варя из «Цены жизни» Л.Андреева, Сережа из инсценировки романа Л.Н.Толстого «Анна Каренина». Правда, отец, Анатолий Добкевич, был возмущен столь ранним выходом на сцену (Шуре было 17 лет), он считал, что она еще не готова и запретил выходить под его фамилией. Она стала выступать под бабушкиной фамилией – Грибунина.

Наступил 1930 год. Ленинградский академический театр драмы ставил «Ярость» Ю.Яновского. И опять тот же случай, что помог Шуре в дачном Алексине: роль Андрейки ввиду болезни основной исполнительницы отдали А.Добкевич. Стоит ли говорить, что Шура очень волновалась, когда наступил день премьеры: ей предстояло выступить на одной из самых прославленных театральных сцен страны! В этот день к ней пришел успех. Раз восемь после окончания спектакля выводил за занавес к зрителям радостно-растерянную Шуру ее партнер, народный артист Республики Илларион Николаевич Певцов.

А.А.Добкевич приняли в труппу Государственного академического театра им.Пушкина, и начались творческие будни: бессонные ночи над тетрадкой с ролью, утомительные репетиции, волнующие премьеры… В Александринке  она встретила и свою первую любовь, актера Николая Волкова.

О характере ее дарования можно судить по ролям, которые ей поручали: Наташа в «Страхе» А.Афиногенова, Юленька в «Доходном месте» и Машенька в «На всякого мудреца довольно простоты» А.Островского – все образы броские, требующие темперамента и остроты. Добкевич играла вместе с А.Борисовым и Л.Скопиной, К.Адашевским и В.Мичуриной-Самойловой, В.Бабочкиным, В.Честноковым, Н. Рашевской. И всех их объединял непререкаемый авторитет художественного руководителя, народного артиста Республики Николая Васильевича Петрова – большого мастера, замечательного педагога, умного воспитателя. Когда в 1933 году Н.В.Петрова направили в Харьков создавать русский театр драмы, за ним туда потянулась группа молодежи, в числе которой оказалась и А.А.Добкевич с мужем.

Все три сезона в Харькове сложились для нее творчески интересно. Здесь она создала образы Женьки («Далекое» А.Афиногенова), Дуняши («Вишневый сад» А.Чехова), Софьи («Горе от ума» А.Грибоедова), Марьи Антоновны («Ревизор Н.Гоголя), Тони («Чудесный сплав» В.Киршона).

Настоящей школой, где окончательно сложилось актерское амплуа А.А.Добкевич, как комедийной, острохарактерной актрисы, стал Ленинградский театр комедии под руководством Николая Павловича Акимова. Почти восемь лет проработала Александра Анатольевна рука об руку с выдающимся советским режиссером, с такими замечательными актерами, как Борис Тенин, Лидия Сухаревская, Александр Бениаминов, Елена Юнгер.

С началом войны и блокады театральная жизнь не замерла. Днем актеры спешили на репетиции, не очень считаясь с плакатом: «Внимание! Эта сторона улицы наиболее опасна при артобстреле!», вечером играли спектакли в помещении Большого драматического театра — единственного, в котором имелись бомбоубежища, а ночью дежурили на крышах, гася фашистские зажигалки. Стали создаваться фронтовые бригады. С одной из них Добкевич выезжала на передовую.

Там же, в БДТ, поселились труппа театра с семьями, руководство, сам Николай Павлович. 30 артистов ушли на фронт. Только в декабре 1941 Акимов смог получить разрешение на эвакуацию. Шура уехала, а бабушка, Александра Федоровна – осталась. Она погибла в ту первую, самую суровую зиму 1942 года, когда голод и морозы унесли жизни сотен тысяч ленинградцев… Это не единственная потеря А.Добкевич в годы войны: в Симферополе был замучен и расстрелян фашистами за отказ служить оккупантам отец, заслуженный артист РСФСР Анатолий Добкевич.

«Труппа Театра комедии не сразу обрела в тылу постоянное пристанище. Ей предстояло проделать трудный, полный лишений путь по стране, охваченной войною, пока театр не получил возможности стационарного существования в тылу.

В начале пути временная остановка в шахтерском городке Копейске, близ Челябинска. Здесь, лишенные сценического имущества, актеры начали работу, выступая с концертами в госпиталях, для рабочих-шахтеров.

В это время решался вопрос о дальнейшем бытии театра — пребывание в Копейске затягиваться не могло. То была лишь передышка для изнуренной лишениями труппы. И вопрос решился: Театр комедии переводился в Сочи» — Янковский М. О. Ленинградский театр Комедии. Л.: Искусство, 1968. – с.62. Но в Сочи труппа уехала уже без Александры Добкевич: она подалась в Пермь, где в местном театре миниатюр выступали ее мать Юлия Матвеевна Даминская и отчим Анатолий Никитич Любанский.

В 1944 году пермский театра миниатюр распался, и их, всех троих, пригласили в Горьковский театр миниатюр «Снайпер». Анатолий Никитич Любанский, опытный антрепренер театров малых форм, взял на себя руководство театром, преобразовав его в ТЭМ – Театр Эстрады и миниатюр. А Юлия Матвеевна занялась режиссурой эстрадных номеров. А через 2 года московская комиссия рекомендовала организовать на базе ТЭМ полноценный театр комедии, что А.Любанский с Ю.Даминской и сделали: в феврале 1947 года состоялся первый спектакль Горьковского театра комедии. Именно театральное трио Любанский-Даминская-Добкевич  заложило яркие характерные особенности, определившие художественный путь и эстетическую концепцию театра на долгие годы вперед. Анатолий Никитич и Юлия Матвеевна проработали в созданном театре недолго, всего несколько лет. Зато Александра Анатольевна Добкевич, их наследница и последовательница, была ведущей актрисой труппы почти четыре десятилетия, до начала 1980-х годов. Она участвовала в выборе репертуара, в принятии многих творческих решений, к ее мнению прислушивались.

Более 30 лет на горьковской сцене! За это время сыграно множество ролей, осуществлены сотни гастрольных поездок. Здесь к Добкевич пришла та зрелость таланта, которая помогает с блеском оперировать богатым материалом, который предоставляет сама жизнь, и неустанно расширять свой сценический диапазон. В августе 1959 года ей присвоили звание заслуженной артистки РСФСР.

Роли в Горьковском театре комедии:

Марина Гордиенко — «Приезжайте в Звонковое», А.Корнейчук (1947, реж. В.Л.Мазенков);
Анка — Б.Нушич «Госпожа министерша» (1947, реж. Е.Т.Асеев)

Бетти Стенбик — В.Дыховичный, Б.Ласкин, М.Слободской «Одиннадцать неизвестных» (1947, реж. А.Н.Любанский, Ю.М.Даминская)

Бабушка — «Чужой ребенок», В.Шкваркин (1947);

Элиза Дулитлл — «Пигмалион», Б.Шоу (1948, реж. В.П.Лермин);
Эвжени — «Шельменко-деншик», Квитко-Основьяненко (1948, реж. – А.Любанский, Ю.Даминская);

Хозяйка дома отдыха — В.Катаев «День отдыха» (1948, реж. Ю.М.Даминская и В.Ф.Савельев)

Джен Джефферсон — В.Дыховичный, М.Слободской «Три опровержения» (1950, реж. — А.Н. Любанский)

Ольга — Н.Дьяконов «Свадьба с приданым» (1950, реж. В.А.Менчинский)

Антонина Власьевна Бедонегова — А.Н.Островский «Богатые невесты» (1950, реж. В.Ф.Савельев)

Софья — А.Н.Островский «Невольницы» (1950, реж. В.Ф.Савельев)
Бланш — «Лондонские трущобы», Б.Шоу (1951, реж. Л.М.Шароградский);

Маша — И.А.Крылов «Модная лавка» (1951, реж. В.А.Менчинский)

Мари — Ашах Токаев «Женихи» (1951, реж. В.А.Менчинский)

Тося Петрова – В.Поляков «Не ваше дело» (1951, реж. Г.М.Сумкин)

Агафья Тихоновна — Н.В.Гоголь «Женитьба» (1952, реж. А.В.Емельянов)

Ольга Дмитриевна – А.Н.Островский «Сердце – не камень» (1952, реж. – В.Ф.Савельев)

Клава Огонькова — А.Симуков «Девицы-красавицы» (1952, реж. М.Микаэлян)

Сусанна Сергеевна Ландышева — А.Н.Островский «Красавец-мужчина» (1953, ред. В.Ф.Савельев)

Смельская — «Таланты и поклонники», А.Н.Островский (1951, реж. А.В.Емельянов);

Флюгель – В.Н.Собко «Жизнь начинается снова» (1952, реж. А.В.Емельянов)

Вера — В.Масс и Н.Куличенко «Сады цветут» (1954, реж. В.А.Лебский)

Антонина Тимофеевна — А.Макаенок «Извините, пожалуйста» (1954, реж. — М.А.Ошеровский)

Тетка Дарья – Н.Леканов «Сельские вечера» (1955, реж. – М.А.Ошеровский)

Колокуцкая — В.Дыховичный и М.Слободской «Воскресение в понедельник» (1955, реж. – Н.А.Бутузов)

Г-жа Сойка – Б.Нушич «Д-р» (1956, реж. Н.А.Бутузов)

Дора – Ю.Мячин «Размолвка» (1956, реж. И.И.Бахметьев)
Киса — «Раскинулось море широко», Вс.Вишневский (1957, реж. В.А.Менчинский);
Олимпиада Александровна — «Факир на час», В.Дыховичный и М.Слободской (1957, Реж: О.Б.Эллинский, В.Ф.Савельев);

Рая — Н.Винников «Когда цветет акация» (1957, реж. – Н.А.Бутузов)

Настырская Ангелина Павловна — Дмитрий Угрюмов «Кресло №16» (1958, реж. — Н.А.Бутузов)

Аллочка — С.Жданов «Тиха украинская ночь» (1958, реж. – С.А.Крутов)

Дуэнья – «День чудесных обманов» по «Дуэнье» Р.Шеридана (1959, реж. Н.А.Бутузов);

Сайкина Софья Сергеевна — В.Тэн «Слушается дело о разводе» (1959, реж. – М.А.Гершт)

Лора — Ю.Дольд-Михайлик, Г.Ткаченко «И один в поле воин» (1959,  реж. – С.А.Крутов)

Грета – Э.М.Ремарк «Последняя остановка» (1959, реж. – С.А.Крутов)

Алевтина — Ю.Петухов «Двадцать свадеб» (1960, реж. — Н.А.Бутузов)

Уолли Норд — М.Ларни «Четвертый позвонок» (1960, реж. – С.А.Крутов)

Военный корреспондент – А.Твардовский «Василий Теркин» (1961, реж. – А.Ханович)

Первая женщина (впоследствии Смерть) – И.Шток «Божественная комедия» (1961, реж. Г.Е.Ханин)

Люси Бэксли — Дж.Б.Пристли «Под сенью ракитовой аллеи» (1962, реж. О.Б.Эллинский)

Тетя Сима — Д.Угрюмов «Чемодан с наклейками» (1962, реж. Л.М.Шароградский)

Маттея — А.Николаи «Итальянская новелла» (Зерно риса) (1962, реж. — М.А.Рылова)

Прасковья Васильевна — В.Константинов, Б.Рацер «Улыбнись, Света!» (1963, реж. Л.М.Шароградский)

Стефания — Д.Флетчер «Как управлять женой» (1963, реж. К.К.Кякшто)
Пани Анеля — «Дамы и гусары», А.Фредро (1964, реж. – В.Иокар);Марья Филипповна — «Приключения влюбленных» («Северная Одиссея») (1965, реж. – Х.Б.Гима)

Доктор Конягина – В.Раздольский «Беспокойный юбилей» (1966, реж. – Р.И.Кириллова)

Раиса Федоровна — В.Константинов, Б.Рацер «10 суток за любовь» (1969, реж. – Вл.Крипец)

Аполлинария Антоновна — А.Н.Островский «Красавец-мужчина» (1973, реж. Л.М.Шароградский)

Анфуса — «Волки и овцы», А.Н.Островский (1975, реж. А.Степаньянц);
Арина — Г.Федоров «Пути-дороги» (1975, реж. реж. Л.Шароградский)

Мотрошилова — «Протокол одного заседания», А.Гельман (1976, реж. Л.Шароградский)

Бабушка — Р.Тома «Восемь любящих женщин» (1978, реж. Л.Кутузова)

Отзывы:

О.П.Удалова:

Александр Анатольевна по-настоящему умела смешить, любила смешать и спектакль, на котором ей не удалось заставить зрителя рассмеяться, был для нее провалом. Она знала все комические приемы, с легкостью их применяла, и сама говорила о том, что может на сцене сделать все, что угодно, хоть штаны снять!»

«Горьковская правда», 13 мая 1947 г.

«Приезжайте в Звонковое»

Несомненная удача спектакля – исполнение рои Марины Гордиенко актрисой А.А.Добкевич. Не поверив на слово своей героине, которая в начале пьесы произносит целую тираду о том, что люди хотят покоя и тишины, Добкевич создала образ сильной женщины-руководительницы, обладающей самолюбием, основанным на трудовом авторитете. Становится ясным: такая Марина первая не потерпела бы сонного покоя и тишины в родном Звонковом! Образ получился чистый, поэтический и одновременно комедийный.

«Горьковский рабочий»

«Снова дамы и гусары»

«…комедийность ситуации строится на переплетении элементов комедии положения и комедии характеров. В спектакле театра комедии, сделанном по комедии Фредро, есть исполнительница, не только понявшая данную особенность произведения, но и в высокой степени точно воплотившая ее на сцене. И, естественно, добившаяся принципиальной удачи, что само по себе показывает верность избранного ею пути. Мы говорим о заслуженной артистке РСФСР А.Добкевич. …драматург дал Анеле достаточно богатый материал. И Добкевич не только не теряет ничего из полученного, но и обогащает его, то и дело совершая актерские открытия и находки. Ярко и сочно обыгрывая положения, в которых находится ее героиня, вынужденная в солидном уже возрасте «очаровывать» «неприступного гусара», актриса во всех своих действиях ни на минуту не забывает о характере, выявляя все новые и новые черты этой взбалмошной особы. Мало того – она успевает продемонстрировать ротмистру свои будто бы «чисто мужские» привычки, оставаясь для зрителей натурой «чисто женской».

«Великолукская правда», июнь 1964 г.

«Спектакли о нашем современнике»

«…особый успех, особую благодарность зрителей вызвала игра заслуженной артистки РСФСР А.А.Добкевич (тетя Сима в «Чемодане с наклейками», Прасковья Васильевна в «Улыбнись, Света!»). Острокомедийные образы, созданные ею, надолго запомнятся всем, кто имел удовольствие видеть ее в этих спектаклях.

 

Отзыв в прессе с гастролей 1959 г.:

Образ хитрой старой дуэньи Доротеи является бесспорной удачей артистки А.А.Добкевич. В ее исполнении Доротея не только необычайно комична, но страшно предприимчива и умна.

«Горьковский рабочий», 11 декабря 1963 г.

«Улыбка, и только…»

«Но вот выходит Прасковья Васильевна – засл.арт.РСФСР А.Добкевич – и «лед тронулся». … мы видим перед собой не просто очередной водевильный персонаж, призванный совершить «свой маневр» в общей сценической операции, мы видим лицо живое, характер многогранный. Перед нами одна из тех нянь, что цену себе знают, но «дело сполняют», как положено, хотя любят и побрюзжать, и поворчать. Добрая душа! То она в смущении от нахлынувших лирических воспоминаний, то в благодушном удовлетворении от встречи со славными людьми, то «в сердцах» отчитывает инструктора райкома комсомола, то иронизирует над мамашами, у которых ей приходилось служить, и которые, стоит их ребенку нарисовать букашку, тотчас спешат его объявить «кукрыниксой». Меняются настроение, тон, внутренний ритм. Десятки разнообразных задач ставит перед собой А.Добкевич, и каждую решает с подлинно реалистическим, а не просто комедийным блеском. Вся она – разная, и вся – от жизни!

И куплеты она поет вовсе не потому, что их положено петь по тексту роли, а потому, что в них, через них легче и лучше выразить данное душевное состояние. Это очень важно, чтобы куплет и танец подавались не как вставной номер, не как некий дивертисмент, а как органичное продолжение внутренней жизни персонажа. Именно так звучит песенка, так выглядит танец у Александры Добкевич – актрисы редкого и веселого дарования, ощущать которое всякий раз наслаждение.

«Призыв», 15 августа 1962 г.

«Двадцать свадеб»

Замечательную игру показала заслуженная артистка РСФСР А.А.Добкевич, выступающая в роли доярки Алевтины. Наблюдая за ней, просто забываешь о том, что перед тобой не разбитная, хитрая и лоская бабенка, а актриса. Но за дымкой юмора здесь мы чувствуем и некоторую грусть: скучно и трудно человеку, когда он одинок, и ему, как говорится, не к кому голову преклонить. Тогда у него и дело не спорится. Здесь комическое и серьезное слились воедино, и это очень жизненно и правдоподобно».

Поделиться в соц. сетях