Строптивая и мудрая

В последние дни августа, ещё до официального начала сезона, театр «Комедiя» представил зрителям премьеру «Укрощение строптивой». Нет, не Шекспира – в афише спектакль обозначен как комедия Валерия Беляковича по мотивам одноименной пьесы великого драматурга.

Пересказ на языке балагана. Театральная реинкарнация. Спектакль столь же долгий (более трёх часов), зажигательный, яркий и весёлый, как и «Сон в летнюю ночь», благодаря которому нижегородцы в 2000 году впервые познакомились с режиссурой Беляковича.

Постановки Валерия Беляковича всегда вызывают споры: уж такова эстетика площадного театра с его обострённостью, грубоватостью и той самой балаганностью. Спектакль обрушивается на зрителя как праздничная стихия. Атмосфера жизнелюбия не нуждается в пышных декорациях. Поэтому на сцене сами актёры создают условные городские пространства, фасады и интерьеры домов с помощью пятнадцати рифлёных неброских колонн, длинных и коротких, превращающихся при необходимости в барабаны или подставки.

Художник спектакля – тоже Белякович – создал на этом неярком фоне карнавальное разноцветье костюмов (а в конце спектакля возникнет и настоящий карнавал), излюбленные «световые точки» – места на сцене, в которых актёра высвечивает луч света; чёткие, «объёмные» движения, максимально полнозвучные актёрские голоса, заполняющие зал; интонирование фраз с опорой на глаголы и прочие узнаваемые инструменты режиссёра, с помощью которых он добивается своей цели – зрительского сопереживания. Во имя сопереживания взаимодействия обострены, смыслы оголены, чувства обнажены.

За редким исключением все роли, даже стариков-отцов, поручены молодым актёрам, поэтому энергетика молодости, любви и желания жить ощущается буквально физически.

Из трёх изначальных мотивов шекспировской пьесы режиссёр-постановщик оставил два: замужество Бьянки с переодеваниями женихов и укрощение Катарины. Катарина (Алёна Щеблева) и Бьянка (Татьяна Киселева) – старшая и младшая дочки богатого дворянина Баптисты (Дмитрий Кальгин). Младшая крутит романы, но о её свадьбе можно говорить только после замужества старшей, которая славится сварливым характером и гоняет женихов почём зря. В круговерть женихов, подлинных и мнимых, втягивается разорившийся сицилийский дворянин Петруччо, которого брак с Катариной привлекает прежде всего приданым. Всё это происходит в итальянском городе Падуе. Это совершенно неважно, что итальянские страсти развиваются под звуки испанского фламенко. Главенствует условность, а не география. Кстати, музыка настолько хороша, что зрители, уже выйдя на улицу, напевают запомнившийся лейтмотив спектакля, который звучит и на актёрских поклонах.

Но вернёмся к Катарине и Бьянке. Оказавшись на сцене вдвоём, они, пожалуй, ведут себя очень похожим образом, и протестными и резкими можно назвать обеих. Но поскольку роль строптивицы в семье уже выдана по старшинству Катарине, именно Бьянка считается мягкой, кроткой и красивой. Хотя, как покажет развитие событий, строптивость есть суть характера именно Бьянки. Начиная с того, что Катарина послушно выходит замуж за избранника отца, а Бьянка обманом – вопреки отцовской воле – за своего возлюбленного.

А что Катарина? Она мечтает о чистой и искренней любви и настырному желанию отца сбыть её с рук хоть за кого, даже не спрашивая её мнения, может противопоставить только резкие и злые слова. А может быть, глубоко в сердце она хранит воспоминания о первой любовной неудаче и прячет в ворохе дерзостей страх нового разочарования? К тому же это так больно – чувствовать себя в тени постоянно восхваляемой младшей сестры, станешь тут чертовкой, чтобы хоть как-то обратить на себя внимание! Строптивость не более чем защита, маска – такова Катарина в трактовке Алёны Щеблевой.

И тут является Петруччо, азартный и громогласный. Эту роль исполняет фактурный Дмитрий Ерин (чемпион России по атлетическому фитнесу, он не упускает возможность поиграть на авансцене мышцами в соревновательных позах). Поначалу он тоже пытается втиснуть Катарину в свои сицилийские рамки и ломает её сопротивление довольно-таки варварскими методами: то морит голодом, то выбрасывает одежду. Но благодаря острому уму Катарина понимает, что стать свободной, добиться своих целей можно другим путём, отличным от глухой защиты. Полное осознание этого пути приходит к ней во время чтения знаменитого финального монолога о муже и жене («Муж, твой хозяин, жизнь, хранитель твой…»). Сначала её монолог – лишь ответ на просьбу Петруччо, но с каждым новым словом она подходит к выводу о том, что мужчина – голова, но шея, которая вертит головой, – это всё-таки женщина. И этот мастер-класс по женской мудрости, возникший здесь и сейчас, – самый сильный эпизод спектакля. В котором, впрочем, каждый зритель свободен услышать свой сокровенный смысл.

Автор: Светлана КУКИНА

Источник: http://nn-patriot.ru/?id=11724

Поделиться в соц. сетях