Кинь, это моё!

Сколько раз зрители замирали, слыша этот надрывный крик из уст героини Надежды КОВАЛЁВОЙ в одном из лучших спектаклей Нижегородского театра «Комедiя» «Хапунъ». И поражались удивительной глубине погружения актрисы в жизнь украинского села, описанного Короленко.

Белые туфельки
А началось всё в Пятигорске, который в то время был знаменит минеральной водой и Лермонтовым, а не шубами. Там и родилась девочка Надя, которая в детстве об актёрстве не помышляла. Она любила заливать песочек в песочнице водой, чтобы нарезать из него куски «мяса» и играть в магазин — ведь ей подарили такие чудесные весы! Никто и подумать не мог, что в будущем она превратится в ведущую актрису Нижегородского театра комедии Надежду Ковалёву.

— Мои родители, выпускники Пятигорского фармацевтического института, по распределению попали в Воротынец, — рассказывает Надежда. — Из яркого мира семья перенеслась в дожди, октябрьскую слякоть и холод. Привыкшие к бесчисленным цветам и фруктовым деревьям Украины и Ставрополья, мы с грустью созерцали огромные картофельные поля и ельник, которому не было видно конца. Первыми впечатлениями о новой родине стали холод и отец в резиновых болотных сапогах, встречающий меня, маму и бабушку, обутых в белые лаковые туфельки. Мамины туфли, стоявшие в ряду калош, украли на родительском собрании в садике в первый же день. Так началась новая жизнь семьи.

Театр вредит учёбе
— Я жила ожиданием лета и мечтой, что меня увезут на юг, к бабушкам, — вспоминает Ковалёва, — и не знала, что есть такая профессия — артист. Была уверена, что после тяжёлого дня на заводе люди быстренько ужинают, идут в какой-то клуб, и из этого вырастает искусство. До восьмого класса я была круглой отличницей, а потом пришла в театральную студию при школе, заинтересовалась театром и эта «круглость» сошла. Потому что интересы переместились в сторону литературы. Руководитель наш, Татьяна Пичугина, сама предложила мне попробовать себя в театре и приехала со мной в училище. Папа с мамой были категорически против и долго просили меня одуматься.

— А кем они видели дочь?

— Мама — педагогом, папа — юристом. Он уже ушёл из фармацевтики и работал в уголовном розыске.

— Многие мечтают о такой работе.

— Я увидела, что романтики там мало, а бумаг много. И выбрала училище. Мама не верила, что я поступлю, но меня приняли!

— Что стало самым ярким воспоминанием об училище?

— Любовь! На первом же курсе. У нас была студенческая свадьба с массой капустников.

— Кого вы играли в студенческие годы?

— Какие роли давали, те и играла: и героинь, и бабок. На четвёртом курсе наш руководитель, главный режиссёр театра «Комедiя» Семён Эммануилович Лерман, позвал меня к себе в труппу, а Елена Борисовна Наравцевич сказала: «Иди! Ещё поучишься у своего Мастера!»

Из разрухи во дворец

— И вот началась профессиональная жизнь…

— Мне дали роль Аники в «Пеппи» и Розалину в «Веронских любовниках». Но именно тогда в театре рухнули потолки, и премьера была уже в новом здании. Переезд был счастьем для всех. Те, кто его пережил, до сих пор сохранил этот трепет. Розалина — первая моя главная роль. Было очень сложно, но интересно. Автор — Григорий Горин — смотрел этот спектакль, и наша трактовка его удовлетворила. Меня тогда к нему не допустили, но Семён Эммануилович сказал, что Горин меня хвалил.

— Что вам помогло стать ведущей актрисой театра?

— Я всегда приходила задолго до репетиций, готовилась к ним дома, не боялась фантазировать, поэтому возникали новые идеи, которые показывала режиссёру. Вот и играла всегда в первых составах.

— Обычно, став успешными в провинции, актёры стремятся уехать в столицу…

— Никогда! Не люблю Москву. Я себя там просто физически плохо чувствую! Меня всегда устраивал Нижний Новгород. Он стал моим городом. Близок его ритм, его менталитет, мне здесь комфортно.

— Какие роли стали самыми для вас важными?

— Я сужу не по конечному результату, а по репетиционному периоду. Очень интересно было репетировать с Лерманом. Он стал мне близким и понятным режиссёром не в училище, где я у него училась, а уже в театре. Когда на репетициях возникает сотворчество, всё получается. Мне близка Маша из «Дороги цветов», хотя она абсолютно «не моя»… Режиссёр хотел показать образ женщины с тонкими пальцами, интеллигентной, нервной и тихой. Было интересно с Андреем Ярлыковым. Он давал мне разноплановые роли, например, Нади в «Детекторе лжи» и Свиньи в «Простой истории». Сейчас мне очень интересно на малой сцене в спектакле «Жан и Беатриса», поставленном Кириллом Витько. Малая сцена — это совсем другой театр. Мне всегда хочется сказать зрителю: «Прежде чем идти на малую сцену, подумайте, нужно ли вам это?»

— Почему?

— Не все готовы воспринимать и материал, и то, как это сделано. На малую сцену нужно идти, только если вы хотите вкусить чего-то нового, а не того, что видите на обычной.

Люблю всё экзотическое, склонна к мистицизму. Но я не оторвана от земли, мне нравится получать удовольствие — от работы, еды, отдыха, общения, семьи.

Бери классику — она вытянет

— Недавно в спектакль «Хапунъ» ввели молодых артистов, и, мне кажется, без вас он утратил свою магию. В чём был ваш секрет?

— Это очень близкий мне материал. В спектакль вошли даже какие-то фразы моего деда. Я же росла в Ставрополье и на Украине. Знаю, как это, когда за тобой наблюдает всё село. Когда о тебе говорят вслух при тебе: «Вон, эта пошла! А у неё же вот с этим!..» Бабки всё о тебе знают. И когда ты приезжаешь, говорят: «А ты шо волосья-то покрасила? Ой, совсем поганая стала — похудела, была 50 размера, а теперь 46. Значит, болеет девка!»

— Кстати, каков рецепт похудения от Ковалёвой?

— Мне помогает одно — не жрать!

— На каком этапе вы решили, что надо делать что-то ещё, стали режиссёром и уже поставили семь спектаклей?

— Тогда я была достаточно свободна от больших ролей. Давно хотела попробовать. Ещё Лерман говорил: «Деточка, бери классику. Она вытянет». Так возник Бунин. Мы оставались в обеденный перерыв. Я сама шила костюмы, делала декорации. Так всё и началось.

— Многие актёры ставят спектакли и не задумываются о том, что это другая профессия. Как вы решились пойти учиться на режиссёра, да ещё и в знаменитую «Щуку» к Юрию Погребничко?

 

— Сложно. Сложно было повторить опыт поступления — с тем же трепетом, но став в два раза старше. В ком-то обучение рождает уверенность, а во мне наоборот. Бунина я ставила интуитивно. Как только стала режиссуру изучать, появились сомнения. Увидим, что получится.


Мельник Филипп (Сергей Бородинов) и Галя (Надежда Ковалёва) в спектакле «Хапунъ» по повести Владимира Короленко «Судный день». За эту роль Надежда была удостоена премии Нижнего Новгорода.

Надежда Ковалёва и Иван Гапонов в спектакле «Жан и Беатриса», вызвавшем бурное обсуждение в кругах нижегородских театралов.

 
Автор: Ольга Севрюгина
№52 ОТ 26.05.2016
Источник: Нижегородская правда. Ссылка на статью: http://www.pravda-nn.ru/archive/2016-05-26/kin-eto-moe/

Поделиться в соц. сетях