Кирилл ВИТЬКО: «В сцене у меня потребности нет»

Режиссер Кирилл Витько рассказал о театральной закулисной кухне

Так получилось, что в нижегородском театре «Комедiя» параллельно готовились сразу две премьеры. Об одной из них, пьесе «Дом, который построил Свифт» в постановке Вадима Данцигера, «НН» уже рассказывали. Настала очередь представить читателям «темную лошадку» — молодого омского режиссера Кирилла Витько.

Кирилл поставил пьесу Кароль Фрешетт «Жан и Беатриса». В пустой небоскреб к загадочной незнакомке поднимается «ловец наград», и действие разворачивается поначалу странно, затем драматично, местами страшно, а кое-где – откровенно психоаналитично, ну а концовку режиссер подготовил особенную. В ролях заняты актеры «Комедiи» Иван Гапонов и Надежда Ковалева.

Художник-постановщик спектакля — лауреат премии Нижнего Новгорода Борис Шлямин.

Свобода без самоуправства

Премьерные показы состоялись в последних числах февраля на малой сцене «Комедiи». По мнению знатоков, получился неординарный, эффектный, порой шокирующий и, безусловно, удивляющий образец искусства представления, полный неожиданных поворотов, разнообразных режиссерских приемов и трюков. Такого спектакля на малой сцене «Комедiи» еще не было!

— Кирилл, в одном из своих интервью вы сравниваете театр с рестораном. Продолжая эту метафору, спрошу: что вы нам сейчас готовите?

— В этом сравнении я имел в виду наличие в театре закулисной «кухни» и клиентского зала, где подается готовый результат. Бывает театр, где можно прикоснуться к «высокой кухне»… и есть места, где просто подают какую-то еду. Сейчас мне хочется, чтобы получился спектакль, принадлежащий актерам: стараюсь строить репетиционный процесс так, чтобы меня как режиссера в итоге не было заметно, и все происходящее было бы алхимией, творимой самими актерами с их навыками, умением, личностями. Тем более что материал пьесы дает возможность свободной интерпретации — конечно, ни в коем случае речь не идет о самоуправстве. Просто эта пьеса разрешает обращаться с ней достаточно свободно.

— Каким образом в спектакль пришли актеры?

— Все сложилось случайно. В Питере, в творческой лаборатории замечательного режиссера Владимира Фокина я встретился с Надеждой Ковалевой. Мы с ней поработали вместе, нашли много точек соприкосновения, и я предложил в качестве тренинга разобрать пьесу «Жан и Беатриса». Оказалось, что Надежда с этой пьесой знакома, и в итоге мы обсудили с директором театра «Комедiя» возможность постановки этого материала на малой сцене. Дмитрий Иванович идею поддержал. Я приехал в Нижний Новгород, к нашей работе подключился Иван Гапонов, и мы начали репетировать.

— Сюжет выстроен на архетипических отношениях принца и принцессы в башне, не так ли?

— Да, в урбанизированном варианте; этот «принц» – не такой уж и принц – проходит испытания, разгадывает три «загадки». И есть еще несколько отсылок к мифам и архетипам, которые позволяют двигать пьесу в совершенно небытовую сторону.

Игры за забором…

— В стране — кризис и приближающийся Чемпионат мира по футболу. А в Омске достраивают капитальный объект, который не стадион, а театр. Как такое возможно?

— Если бы эта история началась сейчас, то, конечно, это было бы невозможно. Но театр «Галерка» существует без здания, не соврать бы, лет десять, и как минимум восемь из них идет речь о строительстве. Были проекты, были варианты, все было очень трудно и сложно, и этот кризис в истории строительства театра – не первый. Просто ситуация уже перешла «точку невозврата» и, в итоге, разрешилась – здание достраивается. В конце концов, даже в кризис жизнь продолжается. Репертуарная политика в театре будет осознанно-строгой: классическая русская драматургия. У зрителя есть потребность в таком репертуаре, я бы отметил даже определенный голод по русской классике.

— Насколько понимаю, именно вы и будете ставить в Омске русскую классику.

— В частности, да. Но помимо того, что ставлю спектакли в театре «Галерка», я также немного хулиганю за его забором. Мы собираемся спонтанной актерской компанией, берем какой-либо материал и ставим его. Это может быть целая пьеса или ее кусок, или просто проза, а может быть и вообще не литературное произведение. Потом мы один раз показываем получившееся для случайной публики на какой-либо также случайной площадке – стройка, кафе, фойе университета — и разбегаемся до следующего проекта. Это очень освежает восприятие.

…И «Буратино» для взрослых

— Вы по образованию не только режиссер, но и актер. Часто ли выходите на сцену?

— Нет, нечасто. К счастью. Мне не то чтобы не нравится… Поясню на банальном примере. У меня есть хороший друг, актер. Вот мы репетируем, у него прекрасный настрой, человек с удовольствием работает, и так проходит два дня, а на третий у него начинает портиться настроение. На четвертый день он становится мрачным, на пятый – просто невозможным… И тут я понимаю, что у друга в репертуаре образовалась пауза длиной в неделю. Актерская потребность не удовлетворяется! А затем – утренник в детсадике, где он играет собаку, и вся-то роль сводится к тексту «Гав-гав», но возвращается со спектакля в прекрасном настроении! Вот если такая потребность в сцене есть – ты действительно актер. А у меня такой потребности нет. Значит, и не надо.

— При всей вашей спонтанности, уместным ли будет вопрос о творческих планах?

— На этот вопрос я не смогу ответить внятно, потому что события в мою жизнь действительно приходят иным, «внеплановым» способом. У меня были попытки что-то планировать и следовать планам, все они провалились. Не складывалось… И наоборот, что-то начиналось «вдруг», и тут главное – вслушиваться и позволять этому происходить.

Впрочем, у меня есть свой «чемоданчик», куда я складываю то, что хотелось бы сделать когда-нибудь. Например, та же пьеса «Жан и Беатриса»: в свое время она «зацепила» меня и сейчас «всплыла». Но такого, чтобы, например (смотрит на часы), я говорил себе: в июле 2017 года я поставлю «Буратино» — нет. Хотя, было бы интересно поставить эту сказку. Как вечерний спектакль для взрослых. История написания «Буратино» очень непростая; там в текст вплетена символика карт таро, а в персонажах Толстой вывел свое литературно-театральное окружение. Например, Карабас-Барабас и его театр марионеток – это Мейерхольд и его биомеханика, папа Карло – режиссер Станиславский и так далее. Там есть особой смысловой слой. Как говорил Товстоногов, «надо внимательнее читать текст пьесы».

Мария ФЕДОТОВА.

Фото предоставлено театром «Комедiя».

Справка «НН».

Кирилл ВИТЬКО — актер и режиссер Омского драматического театра «Галерка». Родился 4 января 1976 года. Окончил режиссерское отделение ГИТИСа (курс народного артиста России Валерия Беляковича).

Источник: Сайт «Нижегородские Новости»

Поделиться в соц. сетях