Любовь в небоскрёбе

Театр «Комедiя» 25 февраля представил на малой сцене спектакль «Жан и Беатриса» по пьесе одного из самых «играемых» драматургов Франции Кароль Фрешетт.

Впрочем, оригинальность сюжетов, психологическая тонкость и отточенность стиля делают её пьесы популярными и на российской сцене. Ярким подтверждением тому и явилась премьера театра. Сюжет этой одноактной истории достаточно лаконичен: молодая женщина, устав от одиночества, развешивает по городу объявления о том, что тот мужчина, который сумеет её заинтересовать, взволновать и обольстить, получит щедрое вознаграждение…

11jan

Да, вот именно в таком порядке – заинтересовать, взволновать и обольстить. И, конечно, эта очерёдность далеко неслучайна. Именно так Беатриса видит себе путь к любви. Она, сама никогда никого не любившая, но испытывающая страстную потребность любить, пользуется информацией, которую почерпнула из разговоров с подружками об этом чувстве. Мол, сначала ты испытываешь интерес, потом волнение, потом в порыве страсти произносишь трижды имя мужчины, а потом… Потом ты ему готовишь жаркое. Потому что так положено, чтобы женщина, которая обожает мужчину, готовила ему именно жаркое.

Вот с такими небогатыми познаниями героиня, живущая на 33-м этаже заброшенного небоскрёба, начинает поиски своего возлюбленного, своего прекрасного принца. И он приходит в образе профессионального ловца наград. С первых минут пьесы кажется, что встреча бессмысленна. Эти герои ищут совсем разные вещи: она – любовь, он – двадцатки. Ей нужно любить, потому что ей говорили, что когда любишь кого-то, то внутри не так больно. А он даже не знает, сколько двадцаток ему нужно для счастья. И вот эта тотальная бессмысленность существования проживается актёрами предельно точно. Героиня разыгрывает из себя богатую-пребогатую владелицу небоскрёбов, холодную и чопорную. Герой пускается в клоунаду, небрежно и быстро намалёвывая на физиономию яркий цирковой грим. И это категорическое противостояние желаний, ритмов и эмоций доводит ситуацию до такого абсурда, что делает персонажей как будто абсолютно слепыми и глухими.

И в этом, конечно, безусловная заслуга сценографии. Художник Борис Шлямин точно и образно поделил пространство сцены на две равновеликие части: одна половина – алого цвета – символизирует любовь, страсть, жажду и тот накал, который присутствует в пьесе; другая – серая, потёртая, с полуоторванными обоями – показывает не просто обыденность, а её предельную серую безысходность. Можно сказать, что декорации и художественное решение спектакля во многом определили и мизансцены, и ритмическое разнообразие постановки. А также дали возможность режиссёру-постановщику Кириллу Митько отразить тот бешеный ритм современного мегаполиса, в котором бьются наши сердца, а порой и рушатся мечты.

Вот так разрушилась мечта Жана о вознаграждении, когда он после выполнения всех трёх условий узнаёт, что перед ним – не богатая наследница известного миллиардера, а, наоборот, бедная женщина. Бедная настолько, что готова расплатиться потёртой мебелью из своей комнатушки, или бутылкой воды, или даже своими, вероятно, единственными туфлями. Тут бы герою и бежать со всех ног, но и это невозможно – Беатриса запирает дверь и выбрасывает ключ в окно.

И вот начинается самое интересное. Как же эти люди, закованные в броню своих страхов, смогут раскрыться настолько правдиво и предельно, чтобы принять друг друга, а затем и полюбить? Ведь по всем законам литературы, если мужчина и женщина находятся в запертой комнате, они обязаны друг друга полюбить. А что такое любовь? Можно ли полагаться на чужое дыхание, если хочешь выжить? Спасает ли броня от уязвимости? На эти острые вопросы отвечают актёры Надежда Ковалева и Иван Гапонов в течение двухчасового спектакля, и делают это настолько трогательно, что становится неважно, кто выиграет в этой схватке, а кто распластается под грузом нелюбви и одиночества.

Елена МИНСКАЯ

Источник: Сайт «Патриоты Нижнего» 

 

 

Поделиться в соц. сетях