В театре «Комедiя» состоялась премьера мюзикла «Казанова»

Удовольствие после рефлексии…

Три года успеха «Леонардо» убедили руководство театра в том, что нижегородцы любят мюзиклы, хотят мюзиклов, и вот она премьера — «Казанова».

Смеются над штампами

Первое знакомство со спектаклем оказывается именно таким, каким и должно быть от Казановы: захватывает дух. От буйства диких красок рябит в глазах, от скабрезности и пошлости намеков и жестов сводит скулы, от красоты пения замирает сердце… Вот такой он, Казанова, — манящий и неоднозначный.
Авторы собрали все существующие штампы — оперные, мюзикловые, текстовые, драматургические и художественные. Практически весь спектакль соткан из узнаваемых интонаций, расхожих цитат, понабранных отовсюду сюжетных ходов, плоских повторяющихся шуток — и в какой-то момент понимаешь, что авторы сделали это специально. Что они просто смеются над этими штампами — и заодно над теми высоколобыми интеллектуалами, которые собрались здесь, чтобы презрительно ставить клеймо: «Попса»! Хотя смех смехом, а провокационная сцена в монастыре способна доставить неприятные минуты людям с повышенной религиозной чувствительностью.
Помимо штампов, в «Казанове» собраны все специфические приемы мюзикла, вот уже около 100 лет обеспечивающие жанру бешеную популярность. Это захватывающая интрига, динамичный сюжет, эффектный набор музыкальных номеров, залихватские массовые танцы и бодрые ритмы. Это вечные и всегда актуальные темы — любви, ревности, торжества добра над злом.
Другое дело, что в «Казанове», как и в «Леонардо» тремя годами ранее, темы эти упрощены до предела. Наверное, сознавая это, авторы и предложили странный жанровый симбиоз «мюзикл-комикс». Можно было бы еще предложить «мюзикл-мультфильм»: смотря «Казанову», мы словно попадаем в детство — ведь это та же сказка Уолта Диснея. Параллель тем более очевидна, что мультяшные картинки то и дело мелькают в заставках.

Почти мультфильм

Как из детских мультфильмов, вышли и герои: каждый из них нарисован одной краской, о развитии характера нечего и думать. Злодеи недостаточно злы для того, чтобы испугаться, а главные герои слишком хороши, чтобы им верить. Троица опереточных разбойников — мамаша Пике (Светлана Бердникова), судья Мальдини (Артем Брехов) и судебный исполнитель Риккардо (Руслан Кутлыев) — получилась довольно забавной. Мамаша очень колоритна, судья лучше поет, чем играет, а Риккардо лучше играет, чем поет, но настоящего, страшного злодейства в этой компании ни на грош.
В исполнении Андрея Паньшина Казанова приобрел хулиганские черты в духе рок-н-ролльных кумиров (прическа «кок» намекает, что данная стилистика Андрею не чужда). Правда, его Казанове недостает загадки — он просто мальчишка. Единственный персонаж, к которому даже не хочется придираться, — это Тереза (Марина Гиоргадзе). Красота — страшная сила, а удвоенная красотой голоса, она становится непобедимой.
Итак, если отбросить все то, что заставляет нас внутренне содрогаться от ударов по эстетическому чувству, то что останется в «сухом остатке»? Ради чего можно пойти на «Казанову» снова? Прежде всего это заводные или проникновенные мелодии — в умении заворожить музыкой Киму Брейтбургу не откажешь. И, бесспорно, чудесный голос Марины Гиоргадзе — вот главное волшебство, оживотворяющее эту фантасмагорию.
Чудо мюзикла — в воздействии всех его составляющих одновременно. Да, по отдельности они не выдерживают критики. Но когда рождается сказка, когда под потолок взлетает голос, а оркестр и хор ударяют по нервам и ушам мощными аккордами, тогда уходит рефлексия и остается удовольствие.

Автор: Светлана Богданова

Фото: Татьяны Тощевиковой

Источник: Сайт «Нижегородские НОВОСТИ» 

 

 

Поделиться в соц. сетях