«Я жажду смерти, или Турандот!»

Ставить «Турандот» – всегда риск. Несмотря на это, знаменитая пьеса Карло Гоцци в жанре комедии дель арте за два с половиной века существования обретала новую жизнь на подмостках бесчисленное количество раз. Знаменитый вахтанговский спектакль и вовсе сделал ее своего рода эстетическим символом театра. Нижегородский театр «Комедiя» сложности тоже не смущают.

Бой по правилам

И действительно, здесь «Турандот» получила свое, уникальное воплощение. На этот раз режиссер Анна Трифонова потребовала от актеров самых неожиданных навыков. Спектакль призван удивлять. Одно лишь то, что для постановки трюков театр пригласил известного каскадера Айдара Закирова, говорит о многом. Мастер боев научил актеров театра множеству неожиданных на нижегородских сценах ходов. В итоге действо получилось красочным, сложным и слегка киношным, местами напоминающим знаменитый фильм «Крадущийся тигр, затаившийся дракон». Тут и бои на самурайских мечах, и полеты Турандот на кроваво-красном канате, и летящие чуть ли не в зрителей дротики с загадками коварной красавицы. Не говоря уже о хлестких ударах кнута в непосредственной близости от героев. Все это требует от труппы театра недюжинной физической подготовки. Пусть на премьере не все было идеально, но, несомненно, в будущем спектакль отточит эту яркую грань.

Многое в малом

Минимализм в декорациях с лихвой возмещается их мобильностью, постоянное движение позволяет почти мгновенно менять место действия, небольшая перестановка – и тюремная камера превращается в роскошные покои. И над всем этим царит Турандот, жестокая принцесса, которая не желает выходить замуж. Принцы платят жизнью за то, что не смогли отгадать три ее загадки. Зрителей впечатляют отрубленные головы, насаженные на колья, но ничто не может напугать принца Калафа. Город в восторге от его победы, но все не так просто. Турандот (Татьяна Киселева) с первого появления на сцене – воплощение феминистской злобы. Яд сочится из каждого ее слова. Даже непонятно, как столько юношей отдали жизнь за надежду стать ее мужем. Впрочем, у нее масса талантов – от умения биться на мечах и гибкой королевской грации до изощренного ума. Актриса под стать своей героине: хороша и в битве, и в сложнейшем монологе, исполняемом ею на канате, и в финале, с восторгом в глазах смотрящая на мужа.

Разные грани

Великолепен Калаф – Евгений Пыхтин. В этом спектакле он раскрылся как настоящий романтический герой. Глубокий, пылкий, решительный и в то же время обладающий тонким чувством юмора. Их сцена с Труффальдино – Антоном Судеевым – вызывает шквал смеха в зале. Клоунский опыт Антона в цирке позволил ему привнести в спектакль особую ноту веселости и истинно цирковой легкости. Смело можно сказать, что этот актер, недавно пришедший в театр, стал украшением труппы. Юмор, зачастую существующий на грани фола, всегда остается у него в пределах дозволенного.

Еще одна яркая роль – Адельма, невольница Турандот, в исполнении Юлии Палагиной. Быть может, в чем-то ее героиня по накалу страстей перещеголяла саму Турандот. В битве за любимого женщина способна на все, и невольница, вступая в битву с принцессой, становится опасной для окружающих. Хорош Дмитрий Ерин, сочетающий в своем персонаже Барахе силу и мягкость; Альтоум Михаила Булатова – истинный отец, готовый на все ради дочери, гордый и покорный одновременно. Массовые сцены воинов и танцы наложниц точны и продуманы по рисунку. Дельартовские маски Панталоне, Бригеллы и Тартальи, скрывающие актеров, позволяют им чудить на сцене и раскрыть те грани, что обычно скрыты от зрителя. А вы сумеете угадать, кто есть кто?

Ольга Севрюгина

Источник: Сайт «Нижегородская ПРАВДА»

 

 

Поделиться в соц. сетях