Свет тьмы под напряжением

«Беспросветная комедия в двух фазах с напряжением 220 вольт» — так определили жанр премьеры спектакля «Тёмная история» в Нижегородском театре комедии. Сюжет известной пьесы Питера Шеффера прост: молодой скульптор Бриндсли и его девушка ждут в гости её отца и любителя искусства — миллионера, пожелавшего осмотреть скульптуры, предназначенные к продаже. И вдруг во всём доме гаснет свет.

Дебют с вытянутыми руками

Тут-то и начинается череда забавных событий. Появляется суровая соседка-баптистка, неожиданно возвращается друг-коллекционер, чью антикварную мебель влюблённые позаимствовали, чтобы произвести впечатление на высоких гостей. А потом приезжает бывшая невеста Бриндсли — Клея. И всё это — в темноте, изредка озаряемой светом зажигалки и фонарика.

Не мудрствуя лукаво, сцены в темноте режиссёр показывает при полном освещении. А те, что идут при свете, погружает в полутьму, заставляя актёров бродить по сцене с вытянутыми вперёд руками, натыкаясь на предметы мебели.
Очень милым и вызывающим искреннюю симпатию получился образ Бриндсли. Для Максима Михалёва эта роль стала дебютом в нашем театре. Он смог показать своего героя юношей трепетным, нежным, лгущим исключительно в силу обстоятельств — чтобы никого не обидеть. Обаятельна и Кэрол — Алёна Щеблева.

Талант на фоне реквизита

Художник спектакля Ольга Герр, видимо, решила пойти по пути гротеска, в итоге оформление действа и его герои выглядят, мягко скажем, странновато. Василий Попенков, обычно вызывающий бурю эмоций своими воплощениями военных, тут совершенно не производит впечатления бравого полковника. Ещё бы! Мало того, что его вырядили в какой-то шутовской костюм, так ещё и придумали огромные фальшивые рыжие усы. Единственная ассоциация — детский мультик «Фунтик и старушка с усами». У госпожи Беладонны были точно такие же. Решить, что взрослому нижегородскому зрителю это будет смешно, очень самонадеянно. До крайности странный облик сводит на нет все старания актёра. Не повезло с костюмом и «баптистке» мисс Фернивелл (Марина Вязьмина). Леопардовый — не самый подходящий наряд для религиозной старушки-ханжи. Впрочем, актриса старается вовсю и получает свою долю аплодисментов за сцену обличительных рассуждений на тему жизни на фоне первого опьянения на старости лет. Но всё-таки не смешно видеть заслуженную артистку, постоянно пытающуюся сесть мимо стула или срывающую с себя пиджачок, стоя на столе. Сосед Гарольд (Дмитрий Крюков), щеголяющий по сцене в цветастых трусах, вызывает недоумение. Виртуозная пластика актёра и его природный комический талант теряются на фоне нелепого наряда и странной трактовки роли, предложенной режиссёром. Ещё более удивителен костюм Клеи (Виктория Бычкова) — трапециевидные платьица с кругами и правда были в фаворе у модниц 60-х годов прошлого века, но прозрачные пластиковые кружки на нём — что-то из области фантастики или авангардистской постановки «Аэлиты» в тридцатых годах.

За внешним разноцветьем постановки скрывается банальный плоский юмор, не присущий театру «Комедiи».

«Бог из машины» и без миллиона

Странно вновь и вновь слышать заезженную шутку про француженку, шотландку и что-то там ещё — ушедшие в небытие сленговые названия спиртных напитков. Оживляет ситуацию только приход электрика, которого, в соответствии с законами комедии положений, принимают за другого. Руслан Кутлыев в роли Шварца уморителен во всём. Он как нельзя более ярко показал своего героя — слесаря, окончившего философский факультет, с упоением рассуждающего о современной скульптуре. В суматохе принятый за миллионера, он пространно, трепетно и со вкусом размышляет об искусстве с уверенностью хорошего экскурсовода. Долгожданный миллионер Шульц (Дмитрий Кальгин), также эффектен и вносит значительную долю веселья в спектакль, но обилие подобных героев на нижегородских сценах явно превышает спрос. Тем более, что миллионер, которого так ждали, явившийся, в прямом и переносном смысле как «бог из машины», решавший всё в пьесах древних греков, за время его ожидания позиционировался как финансовый воротила и ценитель искусства, а вовсе не как шут гороховый. В итоге остаётся смутное чувство, а был ли миллионер? Грустно взирает на всё это со стены Джон Леннон, нарисованный известным нижегородским граффитистом Lexusом, знакомым нижегородцам по проекту «Город-сказка». Во времена культового битла под его музыку куражились куда веселее. Кстати, музыка, до сих пор радует зрителей.

Ольга Севрюгина
Автор фото: Татьяна ТОЩЕВИКОВА

Источник: Сайт «Нижегородская правда»

 

Поделиться в соц. сетях