«Школа современной пьесы» в Нижнем Новгороде

В конце ноября в Нижний Новгород приезжал московский театр «Школа современной пьесы». На сцене Нижегородского театра «Комедiя» артисты представили три спектакля: «Па-де-де» (режиссёр – народный артист Российской Федерации С. Говорухин, сценарий Т. Москвиной) и две «Чайки», поставленные художественным руководителем театра, народным артистом России И. Райхельгаузом, – по сценариям А. Чехова и Б. Акунина.
О деятельности театра на пресс-конференции журналистам рассказали его руководитель и одна из ведущих актрис, народная артистка России Ирина Алфёрова.

Журналист 1:
– Я знаю, что вы играете Аркадину в трёх разных «Чайках».
Хочется узнать, это разные Аркадины? И не бывает ли у вас внутренней путаницы?

Ирина Алфёрова:
– Да, бывает. Я думала, что в Нижнем Новгороде будет представлена оперетту, долго готовилась, распевалась… Нет, это совершенно разные жанры. Это три разных спектакля. Чеховская – я её очень люблю. То, что мы здесь показываем на большой сцене, у нас происходит на малой, на подиуме: здесь театр, а здесь жизнь. Решение потрясающее! Где заканчивается чеховская чайка, начинается акунинская, – это другой жанр, она более фарсовая, детектив. Иосиф Райхельгауз решил попасть во все книги Гиннеса – и заказал оперетту. Александр Журбин, очень хороший композитор, написал музыку, а Вадим Жук – текст.
К оперетте я готовилась за полтора месяца, когда все готовились почти два года. Должна была петь Татьяна Шмыга. Я была в ужасе: за полтора месяца научиться петь невозможно! И я решила, что Аркадина будет хохотать.

Журналист 2:

– Я знаю, что классическая «Чайка» у вас идёт уже десять лет. Это ведь единственный классический спектакль в вашем репертуаре?

Иосиф Райхельгауз:

– Уже больше: по-моему, двенадцать. Это единственный спектакль, который не есть мировая премьера. Нашему театру 27 марта исполнится 20 лет, и за эти 20 лет единственный раз мы поставили пьесу, которая идёт в других театрах. Все остальные пьесы мы ставим впервые не только в Москве, но и в мире. Это принцип театра, его программа – школа современной пьесы, поэтому я горжусь не тем, что мы поставили «Чайку». Я горжусь тем, что Улицкая свою первую пьесу принесла в наш театр, Злотников, Гришковец возникли в нашем театре… Совсем молодые авторы, как, например, Саша Демахин, Иван Вырыпаев. «Чайка» – это за 20 лет исключение. Либо мы ставим только что написанную пьесу, либо мы сочиняем спектакль вослед чему-то. Вот сейчас в Москве в прошлом-позапрошлом сезоне – каскад «Горе от ума»: в «Современнике», в «Театре на Таганке», в «Моссовете» – везде трагедии жуткие. И я решил, что пришло время оперетты, мы делаем оперетту «Русское горе». Музыку пишет Сергей Никитин, любимый наш бард, и стихи пишет Вадим Жук.

Журналист 3:

– Как много вы гастролируете по городам России и всегда ли находите понимание у не-столичного зрителя?

Иосиф Райхельгауз:

– Я зрителя не различаю вообще нигде. Я часто вслушиваюсь в зрительный зал в конце «Чайки». Большая часть зала с удивлением узнаёт, что Треплев застрелился. Это к сожалению так… Гастролей у нас очень много. Я убеждён, что зритель всегда прав и всё понимает. Когда зрители встают и уходят – они правы! Виновен театр.
Часто бываем в Свердловске, крупных городах России. Мы едем туда, куда нас зовут. Я не буду говорить о своей режиссуре, но я считаю, что у нас действительно в процентном отношении самая звёздная, самая талантливая труппа. В нашей труппе всего 30 артистов, из них 11 народных, 8 заслуженных, остальные ещё студенты.
Сейчас мы строим третье здание (строит мэрия, правительство Москвы, Ю. М. Лужков). За 15 лет в Москве вошло в строй более 20 театральных зданий. У нас в театре строится новая сцена, весь театр реставрируется.

О. Н. Сысуев (зам. председателя совета директоров «Альфа-банка»):

– Мне кажется, в России слишком много театров. Но «Школа современной пьесы» – космического творчества и качества.

Иосиф Райхельгауз:

– Я считаю, что трупп должно быть даже больше. Сейчас около 300 трупп в Москве, я согласен в том, что должен быть критерий помощи, что помогать нужно сильным, а не слабым, тем, кто предъявляет результат.

Журналист 4:

– Ирина Ивановна, поступают ли вам предложения сейчас сниматься в кино?

Ирина Алфёрова:

– Да, конечно, почти каждую неделю читаю сценарии. Но мне не нравятся роли, которые мне предлагают. Деньги предлагают большие, но я не могу всё в себе ломать и советуюсь с близкими и, слава Богу, говорят: «Не лежит душа – не надо». Но сейчас вот снимаюсь, согласилась, вы знаете, у меня очень мало партнёров осталось, быстро уходят. Нет достойных, не в смысле таланта, а возраста, с кем бы мне было комфортно. Сейчас мой партнёр – Сергей Шакуров, я его считаю хорошим актёром.
Детектив, но глубокий, психологический. В этом году последний был фильм с Сашей Абдуловым, я считаю, что хороший фильм. И снялась в художественном фильме «Грех» по пьесе М. Горького «Старик», там я играю главную роль, там очень хорошие актеры: Домогаров, Аронова… У меня ещё есть фестиваль семейного детского кино. Я поняла, что прокат нарушен окончательно: есть залы, есть люди, желающие посмотреть, но они просто не могут найти эти фильмы.

Журналист 4:

– А что вас не устраивает в предлагаемых ролях?

Ирина Алфёрова:

– Всё не устраивает. Очень мало хороших режиссёров. Вроде так тяжело деньги достать, а снимает непонятно кто. Сейчас очень тяжело, всё надо на себя брать. Надо быть и художником по костюмам, и оператором, и работать с артистами, и с зеркальцем ходить. Всё это исчезло, операторское искусство исчезло, не знаю почему, хотя есть гении.

Журналист 5:

– Сейчас много говорят о кризисе, театра это коснулось?

Иосиф Райхельгауз:

– Буквально ещё не коснулось, но коснётся таким образом. В театре, как в любом производстве, нужны профессионалы, и я как руководитель претендентов на какие-то должности ищу на нашем сайте. Вдруг совершено неожиданно в последние недели посыпались предложения от тех, кого мы и не ждали, – от образованных людей. Когда я встречаюсь, спрашиваю, почему к нам. Выясняется, что из-за сокращений.

Журналист 6:

– У вас нет опасений по поводу посещаемости театра?

Иосиф Райхельгауз:

– У меня есть предположения, что посещаемость вырастет. Россия такая странная, непредсказуемая страна, что как только становится тревожно и тяжело, к искусству вдруг усиливается внимание и интерес, и наоборот. У нас с конца сентября некий наплыв на театр, мы даже сильно увеличили цены на билеты, но это не повлияло, к счастью. Мы сейчас продаём билеты на январь, и они уже проданы.

Журналист 7:

– Вы приглядели себе в труппу кого-нибудь из нашего училища?

Иосиф Райхельгауз:

– Я регулярно приглядываю к себе в мастерскую и в актёрскую, и в режиссёрскую. Вот Оксана Верунова, Владимир Шульга (выпускники Нижегородского училища). Огромное количество самозванцев в каждом городе, учат плохо. Кроме нижегородского, могу ещё назвать иркутское училище – и всё. Они основой технологий владеют очень сильно. Здесь сильнейшая школа.

Дарья Ларионова

Поделиться в соц. сетях