Господа, вы звери, господа! (Досуг в Нижнем)

Раньше про ужасы новой русской драматургии многие слышали, но не все видели. После выхода на экраны «Эйфории» — режиссерского дебюта драматурга Вырыпаева — положение изменилось. Известный драматург снял фильм про «жизнь, какая она есть»: с водкой, матом и таежными страстями в среднерусской полосе. Что-то в стиле «Театра doc», в котором историю рабочих-нелегалов, живущих в картонной коробке, играют сами нелегалы. Как метко написал один из критиков, «ключевой вопрос современной драматургии: чем бы таким стукнуть зрителя по голове, чтобы «проняло»?

Премьера «Инстинктов» в театре «Комедiя» прошла почти одновременно с премьерой вырыпаевского фильма и показала: ужасы преувеличены. У современной драматургии есть совсем другое лицо. Для «Инстинктов» режиссер Андрей Ярлыков свел в один спектакль две пьесы: «Диалоги о животных» Железцова и «Детектор лжи» Сигарева. Пьесы, между прочим, хорошие. За «Диалоги о животных» Железцов два года назад получил самую престижную премию российской театральной драматургии «Действующие лица». Что касается Сигарева, молоденького драматурга из уральского местечка, его хвалил сам патриарх современной пьесы Том Стопард, называл «открытием года» и тоже вручил премию — европейского уровня.

Перед премьерой «Инстинктов» прошел скандальный слух: «Мат на сцене театра «Комедiя»! На афишах — ограничение в возрасте – «детям до 16 лет»! Спешу успокоить (огорчить?): на самом деле никакого мата (и секса) ни в пьесах, ни в спектакле нет. Ну, пару раз повторяется «жопа». Ну, в «Диалогах о животных» Железцова была мини-сценка «Пошел по бл…», — так бл… переделали в лебедей. «Пошел по ле… ле… лебядям?» перекрикивается один глухой старичок с другим. Чуть-чуть заикается после «л…». Забавно. Сам старичок — милейший, само очарование.

«Диалоги о животных» (первый акт спектакля) — это несколько мини-скетчей, пьесы в пьесе. Вот супружеская пара и теща сидят у телевизора — смотрят «В мире животных». Распределение ролей как на ладони: угнетаемый муж переживает за червяка, а жена — за птичку, которая долбит дерево, чтобы этого самого червяка съесть… От скетча к скетчу театр абсурда (кто сказал, что новая драма — грубый реализм?) сменяется другими красками и даже жанрами. Ситуации возникают совершенно фантастические. Соль в том, что разыгрываются они исключительно правдоподобно — и тут надо отдать должное Ярлыкову — и режиссура, и, главное, актеры блестяще выдерживают баланс. Прелестно смотрится миниатюра про «Хвостик». Начальница (Светлана Тюльпанова) вызывает посекретничать свою подчиненную (Елена Ерина). Тут-то и выясняется тайна: оказывается, у строгой шефини есть… маленький розовый хвостик! Все бы ничего, но хвостик в самый ответственный момент упирается в кровать — больно и личной жизни мешает. Заинтригованная подчиненная советует сменить позы, начинает даже рисовать. Начальница кричит — разврат!.. Фантасмагория нарастает. Подчиненная исчезает, возникает (клубы дыма) то ли ад, то ли фантастический мир будущего. Там «рудиментный орган» есть у всех, иметь хвосты и хвостики считается хорошим тоном. Под мощный рок идет шикарное шоу: полуголые модницы дефилируют с накладными хвостами, ведущий адского дефиле без умолку тараторит о пользе хвостов и, наконец, на сцену выводят обнаженного «Тарзана» — миллионного клиента модной клиники. На все вопросы красавец мужчина отвечает «Bay», а в какой-то момент опускается на четвереньки и… бросается на красоток, чтобы укусить… Блестящая пародия на общество будущего — или общество потребления?

Сказать, что актеры играют с душой — ничего не сказать. Они просто купаются в игре, брызжут энергией и чувствуют себя намного естественнее в пьесе с живой речью и не всегда «корректными» фразами, чем там, где надо изображать барышень в кринолинах или кавалеров во фраках. Возникает даже крамольная мысль — откуда в нашем театре столько хороших актеров? Знакомые лица словно видишь впервые.

Акт второй — пьеса Сигарева «Детектор лжи» — стал просто бенефисом актрисы Надежды Ковалевой , которая на голову переигрывает партнеров-мужчин.

Изначально «Инстинкты» позиционировались так: оба драматурга ставят один вопрос — что в нас побеждает — зверь или человек, и отвечают на него по-разному… Звери в спектакле возникают по разным поводам. В одной из сцен даже есть собака — не простая, говорящая (играет ее — и очень хорошо — красивая девушка с длинными волосами). Хозяева решают ее усыпить — не потому, что варвары, а потому что — выхода нет. А она смотрит на них влюбленными глазами и радуется, что, наконец, кончились споры, что ее куда-то ведут — «Гулять, гулять!». Кончается все хорошо. Но смысл-то в том, что никакого противопоставления нет. Все мы — «немножко лошади», иногда — волки. А звери — тоже люди, просто другие. Неслучайно, (у того же Железцова) когда бомбили Грозный, попугай внезапно закричал: «Господи!..»

Марина СМИТ

Поделиться в соц. сетях