Не комедия, а сплошной каприз! (МК в Нижнем Новгороде)

На сцене нижегородского театра «Комедiя» прошла премьера спектакля «Каприз» французского режиссера Кристофа Фетрье. Многие зрители выходили из зала явно озадаченными. А спектакль включен и в январский репертуар театра, но как «льготный».
Последнее означает, что он будет идти в дневное время, с более низкими ценами на билеты. Означает ли это провал постановки пьесы мастера романтической драматургии Альфреда де Мюссе? Очень на то похоже.

А ведь предыстория у этой премьеры длинная. Например, она поддержана министерством культуры Франции, да и наш театр вложил кое-какие средства в визит постановщика в Нижний.

Представьте себе французского режиссера, курсирующего по миру и участвующего в театральных фестивалях. Человека, которого местная пресса заранее окрестила «не от мира сего» (мы уже разговаривали с Кристофом — «МК» в Нижнем Новгороде» № 97). И хотя в вопросах быта Фетрье — наш современник, но как человек с двумя высшими европейскими театральными образованиями он явно испорчен европейской театральной модой. Тут уж никакой простоты и русской задушевности не ждите.
Кое-что из его «придумок» работает. Например, у зрителей не вызывает никакого отрицания то, что в спектакле по классической французской пьесе «участвует» киноэкран с документальными кадрами из жизни большого города, звучит «тяжелая» бас-гитара при выходе «роковой» героини на сцену, а центром супружеской гостиной стал металлический шест, больше подходящий к интерьеру стриптиз-бара.

С Фетрье приехала в Нижний театральный художник Эльза Гиё. Ее изысканные костюмы и минималистичные декорации — пожалуй, одна из сильных сторон премьеры. Уж в чем-чем, а в манере одеваться и украшать быт французам действительно нет равных. Еще одно явное достоинство — прелестные русские актрисы театра. И Мария Мартынова, и Татьяна Дорофеева — пластичные, хрупкие, эмоционально отзывчивые. Каждые жест, каждое движение этих милых дам хочется фиксировать на пленку. Движение, но не содержание пьесы — семейная интрижка вокруг то ли состоявшейся, то ли не состоявшейся супружеской измены не сподобила нижегородскую публику на серьезные размышления о любви и искренних чувствах (как это предлагал перед премьерой режиссер). Да и аплодисменты в конце спектакля были весьма жидкими. Публика все ждала привычных комедиантских «гэгов», а ей предложили немного изысканной философии, приправленной винегретом из современного постмодернизма. Местами было смешно, и народ скорее для приличия сделал вид, что так и надо.

Но то ли мало среди нижегородских театралов «французских аристократов», мучимых единственным тяжелым раздумием: идти или нет на очередной светский прием, то ли слишком мы задавлены своим бытом и своими русскими бабскими истериками.
— Чувствую избыток женских гормонов, — с тоской откликнулся на эротичные изгибы и страдания главной героини мой сосед по партеру, мужчина лет 50-ти.

Наверное, даже в жанре комедии мы привыкли к более простым и человечным театральным зрелищам. К тому же большинство мизансцен в спектакле — статичные, реплики актерами порой выдаются нарочито невыразительными голосами, и тонкий французский юмор от этого не воспринимается никак. Возможно, спектакль будет интересен студентам, изучающим азы театрального искусства и интересующимся современными тенденциями в театре. Другая возможная категория поклонников этой пьесы — скучающие дома жены новых русских миллионеров. Возможно, тут Фетрье попал в самую точку. Пьеса – и про них.

Виктория АЗАРОВА

Поделиться в соц. сетях