Театр: ложи блещут. А сцена? (Нижегородские новости)

Конец года и предновогодье — лихая пора. В том смысле, что везде только и говорят о людях года, всяких и всевозможных итогах, прогнозах, гороскопах, о том, чей рейтинг популярности взлетел на невиданную высоту, и вообще, что год наступающий нам готовит. Подвластный общему закону, за составление своего «итогового» обзора взялся и я. В нашей рубрике чаще всего фигурировали, по-моему, две темы — театр (драматический) и литература, в нижегородских пределах разумеется. Вот я и решился, глядя на последние листки календаря, остановиться • оглянуться, чем же все-таки уходящий 2006-й запомнился. Строго не судите, просто мои выводы и наблюдения сравните со своими, так мы окажемся ближе к истине.

На нижегородской сцене все традиционно и спокойно. Каких-то кардинальных перемен в прошедшем году не произошло, хотя кое-что готовилось. Но обо всем по порядку.

Самый большой разгон на пути к новой жизни, по-моему, взяла академическая драма. За шедеврами и хитами здесь не гонятся, но стремление утвердить высокую планку художественности своих постановок не скрывают. Стихи ведь не пишутся — случаются, это известно всем, а не только поклонникам Андрея Вознесенского. Так и со спектаклями — они могут получиться, могут оказаться хуже или лучше. Но сегодняшнее руководство драмы озабочено главным — в каждой премьере подтверждать постановочный класс. Зрители, приходя в академдраму, должны понимать и чувствовать, что пришли в театр с сильной труппой, способной ярко, убедительно, искренне творить психологический театр. Не знаю, знакомо ли такое мнение нынешнему коллективу драмы, но однажды один из основателей МХАТа, обращаясь к коллегам, сказал: «…Путь театра определяется не успехами и сборами, а нашим собственным самочувствием, нашим художественным сознанием, нашей самокритикой». Сегодняшний худрук драмы Георгий Демуров медленно, шаг за шагом, но с завидным упорством вносит в жизнь своих актеров сознание их востребованности, ощущение причастности к делу высокой пробы, которому не грех отдать все свои мысли и талант.
В смысле гармонизации творческой работы академический театр драмы им. М.Горького сегодня явный лидер нижегородской театральной жизни. При том что и «Фальшивую монету» М.Горького и «Смерть Тарелкина» А.В.Сухово-Кобылина к бесспорным удачам не отнесешь. И по тому и другому спектаклю есть вопросы, но зрители, и принимающие и не принимающие эти работы, все-таки сходятся в одном: это более высокий уровень художественности, постановочной культуры, чем тот, что определял жизнь театра в конце прошлого века. В академдраме идет пусть и не скорый, но подъем творческой деятельности. Это можно зафиксировать по многим приметам. Учитывая краткость нашего обзора, напомню только, что после многолетнего перерыва драма провела нынешней осенью успешные гастроли в Самаре и летом собирается повторить свой успех уже в другом российском городе.

«Отряд не заметил потери бойца» — пелось в одной поднимающей боевой дух песне. Увы, потерю Валерия Беляковича для «Комедiи» заметили и отметили, все — и в театре, и, не побоюсь этого сказать, в широких кругах публики. Попрощался Белякович с нижегородцами классическим «Ревизором», где, по-моему, от души высказался по поводу идиотизма российской провинциальной жизни. Хотя самому режиссеру на нижегородцев обижаться нет абсолютно никаких причин. У нас его полюбили и, думаю, не разлюбят никогда, потому есть повод не ставить точку в постановочной деятельности Вале¬рия Беляковича на нижегородской сцене. Мой прогноз: возвращение обязательно состоится. Но вот когда?

Все пишущие и говорящие о «Комедiи» были так ошарашены и обеспокоены уходом Беляковича, что пропустили сильный ход директора театра Дмитрия Коновалова и главного режиссера Семена Лермана. Они решились дать полный карт-бланш
«новому» своему постановщику Андрею Ярлыкову. Актер Ярлыков популярен у нижегородских театралов и заслуженно входит в актерскую элиту Нижнего. Его режиссерская судьба, хотя и имеет свой давний след, по сути же, только начинается. Тут ничего не скажешь; в природе и такое определено — есть овощи ранние, есть поздние. Ярлыков режиссерский старт предпринимает не в юные свои годы, но тут тоже все случается, а не определяется неким каноном. Мне кажется, этот постановщик пришел к нам зрелым и вполне сформировавшимся, с энергичным и сильным «почерком». Свои годы ученичества он как бы «спрятал» в своем актерском прошлом. Во всяком случае, спектакль «Инстинкты» по пьесам новодрамодельцев Александра Железцова и Василия Сигарева показал нам А.Ярлы-кова удачливым постановщиком, способным энергично проводить на сцене свои замыслы.
Немножко отвлекаясь, скажу, что прошедший год на нижегородской сцене ознаменовался решительным обращением к пьесам драматургов новой волны, новой драмы, как о них говорят, — отсюда новодрамодельцы. Кроме спектакля в «Комедiи», Василий Сигарев появился в театре «Вера». Его пьесу «Семья вурдалака» здесь «педагогично» переименовали в «День знаний». Вообще предубеждение актеров, публики, воспитанных на другом, возникающее при «контактах» с новодрамодельцами, огромно. В театрах, где их ставят, труппы резко начинают делиться pro и contra. Ревнители чистоты и литературности русского языка в отчаянии, потому что герои новодрамодельцев с легкостью заворачивают такое, что хоть уши затыкай. Мой прогноз: здесь придется искать компромиссы. От пьес В.Сигарева, братьев Пресняковых и иже с ними идет другое дыхание жизни…

Незапланированный прорыв в театральной жизни Нижнего вроде бы все-таки прошедшей осенью наметился. Для кого-то неожиданно в номинацию авторитетнейшего театрального конкурса «Золотая маска» попал спектакль Zоопарка, театра одновременной игры» по поэме Венечки Ерофеева «Москва -Петушки». Причем, по версии одновременщиков, выдвижение состоялось отнюдь не из нижегородских театральных недр. Кто-то увидел спектакль «Zooпарка» на гастролях и по собственной инициативе предложил дирекции «Золотой маски» его видеозапись. Хотя это, конечно, детали. В спектакле «Москва -Петушки» есть просто очень хорошая роль Олега Шапксва, тонкая, в двух-трех эпизодах исключительная в душевных движениях. Самого же спектакля как целого, мне показалось, нет. Дай бог, в данном случае ошибиться.

Вообще-то будущее одновременцев мне видится не только радужным. В каком-то интервью Лев Харламов и Олег Шапков не без намека, наверное, сообщили, что в их гастрольных поездках «Zoonapк» собирает переполненные залы. Охотно верю, собственно, любая премьера одновременцев и в Нижнем соберет один-два аншлаговых спектакля. Именно столько любопытствующих театралов порождают ныне наши крупные города, будь то Нижний, Челябинск и далее по всем. Формировать свою публику, рекрутировать своего зрителя, создавать свою постоянную зрительскую нишу — это задача другого (более высокого) уровня, как в компьютерной игре. Мой прогноз: или «Zooпарк» начнет осваивать технологии формирования своей «зрительской массы», или так и останется театром двух премьерных спектаклей, благо Россия большая страна, и премьеры можно «крутить» от Калиниграда до Владивостока. Непростая дилемма.

Другой прорыв на театральном фронте явно готовился. Как в военной операции, шло «переформирование» сил и штабов. Летом в ТЮЗ был приглашен новый главный режиссер -Вячеслав Кокорин, имеющий в театральных кругах заслуженную репутацию профессионала и успешного постановщика. Кто-то из нижегородских чиновников от культуры при этом радостно воскликнул: «Теперь-то в ТЮЗе, в Нижнем будут спектакли, которые и на «Золотой маске» заметят». Театральный экспресс «Нижний — Москва», что называется, был поставлен под пары. И это неплохо, потому что успехи надо тщательно готовить и просчитывать, таков наш век.

Но все как по-писаному не пошло. На мой взгляд, только с третьей попытки, премьеры «Последних» по М.Горькому, В.Кокорин взял свою высоту, решительно доказав, что в его лице театр и публика получили режиссера глубокого и вооруженного интересной постановочной техникой. Мой прогноз: ТЮЗ будет бурлить в наступающем году. Смена вех, координат окажется не мгновенной, а во многом болезненной, но какие-то театральные открытия — новые стороны актерских дарований, вообще новые актеры, спектакли в иных, не знакомых нам тонах и интонациях — будут. Пульс творческой тюзовской жизни участился. Что дальше?

Александр АСЕЕВСКИЙ

 

Поделиться в соц. сетях