Мюзикл с салом (АиФ — НН)

ПЕРВАЯ премьера сезона в театре «Комедiя» носит название «Хапунъ». Эта комедия по пьесе Виктора Ольшанского поставлена Семеном Лерманом и Андреем Ярлыковым.

Сало и горилка — это с мешно.

Согласно народным представлениям восточных и западных славян ежегодно в Судную ночь (еврейский праздник Йом Кипур) черт-хапун похищает из каждого села еврея, чтобы замучить его до смерти. У хапуна есть крылья и рога, да и во всем остальном он похож на обычного черта — такой же черный, правда, носит пейсы да ермолку. Интересно, что исчезнувших не искали и не оплакивали. Таков ритуал!

Всю эту демонологию театр представляет в стиле новогоднего мюзикла «Диканька» с Филиппом Киркоровым, только без оного. Герои разговари¬вают на русском языке с акцентом, присущим Верке Сердючке, тень которой незримо при¬сутствует на сцене. В качестве связок между сценками массовка (пестрые платья, висячие усы) исполняет танцевальные номера — таков излюбленный прием театра «Комедия» по¬следнего времени.

…Местечко Новая Каменка в Малороссии. Главный герой Филипп — бывший подсыпка на мельнице, а после смерти дядьки полновластный ее хозяин — мучается раздвоением. Он любит бедную местечковую дивчину Галю, но в силу внезапно обрушившегося на него богатства осознает, что она ему уже не ровня и надо бы жениться на богачке Мотре. В то же время Хапун похищает местного еврея-шинкаря Янкеля. Жители села начинают думать, кто следующая жертва? Уж не Филипп ли…

Сюжет настолько хилый, что первое отделение смотрится с огромным напряжением. Нет ни мускулов, ни крепких кулаков. Выручает связка Сергей Бородинов (Филипп) – Валерий Кондратьев (отставной солдат Харько), которые хохмят и в тему, и не в тему, но это хоть что-то…Как выяснилось на спектакле, слова «сало» и «горилка» — это уже смешно. Во всяком случае, произнесение их пооянно сопровождалось оживлением в зале.
Разве с Воландом поспоришь?
После антракта вожжи от сюжета переходят в руки Xапуна, который спускается на землю за следующей жертвой. С его приходом стоячее действие обретает ускорение. Юрий Головин, исполнитель роли Хапуна, с бесцеремонностью молодого Марадоны прорывается через все поле, расшвыривает защитников, укладывает вратаря и изо всей силы вбивает мяч в абсолютно пустые ворота, — в девятку, зал ревет, сетка в клочья. Он даже не тянул одеяло на себя — остальные исполнители отдали его без боя. Что неудивительно — разве с Воландом поспорить? Отдельное спасибо гримерам и костюмерам. Накладная ресница на одном глазу Хапуна, шубейка из искусственного меха, хвост-хлыст — все в кассу!. Я видел Юрия во многих спектаклях, но у него не было ни одного шанса показать нечто подобное. Может, потому; что романтических героев, которые обычно доставались Головину, ему скучно играть?

Следующую жертву черта спасает любовь. Но хеппи-энд скорее разочаровывает — на¬столько он по-голливудски топорный! Хотя поклонникам музыкальных новогодних комедий он должен понравиться. Как и в других спектаклях Лермана, за комедийным сюжетом проглядывает критика местного дикого капитализма.. Режиссер-шестидесятник настаивает на том, что тот, кто беден, щедр душой, а богатеи — хапун их бери — даже любовь измеряют толщиной кошелька. Эта социальщина подана деликатно, но не заметить ее невозможно.

Вадим ДЕМИДОВ

Поделиться в соц. сетях