Швейцарский сыр в театральной мышеловке (Нижегородские новости)

На днях завершился сезон в театре «Комедiя» — юбилейный, крайне насыщенный и очень неоднозначный. За год театр представил пять премьер (если считать с новыми новогодними сказками, то семь). Это немало, и, казалось бы, можно говорить о полнокровной творческой жизни. Однако при детальном рассмотрении столь замечательных свершений возникает немало вопросов.

Когда семь лет назад театр въезжал в новое здание (и сразу вслед за тем, когда появился Белякович), театр воспрянул — все же новые веяния, новые краски, новые возможности .Пусть для кого-то ставшие и спорными, но для города и для театра, безусловно, свежими .

Но уже год как Белякович ушел (попрощавшись «Ревизором»), после чего в театре началась полоса исканий. Все более уверенно самовыражается на родной сцене Андрей Ярлыков, видимо желающий заменить по значению ушедшего Беляковича: смело смешивает краски, не боится громких криков, обращается к современной драматургии: Иногда перегибает палку в своем стремлении быть актуальным и самобытным, но того, что его спектакли в этом году стали самыми большими удачами театра, не оспоришь .Эпатажность «Инстинктов», проникновенность «Простой истории», как ничто другое, привлекает в театр зрителей .

О прочих спектаклях говорить труднее: «Каприз», вызывающий недоумение, вероятно, можно объяснить новейшей европейской модой, но ведь наш, «средний» нижегородец за европейской театральной модой не следит. Ему не рафинированную эстетичность подавай, а сочный всплеск бытовых эмоций! И ему, зрителю, не всегда интересен вполне доброкачественно сделанный, но слегка равнодушный мирок Мольера «a-la Комедiя». Ему, зрителю, хочется верить в Островского, а: не дают! О последней премьере, «Невольницах» А.Островского, поставленной престарелым режиссером из Швейцарии Василием Сечиным, хочется сказать несколько отдельных слов. Быть может, когда-то, в той жизни и в той стране, то, о чем говорит с нами этот режиссер, было бы понятным и удобоваримым. Но сегодня, посмотрев спектакль, мы вряд ли услышим что-то помимо хорошо проговоренного текста — впрочем, за это тоже безусловное спасибо! Быть может, большая польза от спектакля будет, если сюда придут школьники, не знающие сегодня по большому счету родного языка.
Быть может, откровением для них станет возможность говорить даме «Вы»..

Пока же актеры существуют в безвоздушном пространстве сцены, в космосе крутящейся карусели — символа то ли нашей уходящей жизни, то ли вечного возвращения к одним и тем же проблемам, одним и тем же мелким заботам: Они пытаются всеми силами сказать — но каждый что-то свое, без единой цели, без общего смысла. Кому-то, как, например, Марине Вязьминой, Владимиру Маркотенко, Надежде Ковалевой, это удается более убедительно. Кому- то — убедительно в меньшей степени. Жаль, что «не состоялась» Евлалия: спектакль — о ней, о несчастной женщине, разменявшей любовь на благосостояние и разочаровавшейся в своих идеалах .
Не получилось у Татьяны Дорофеевой страдающей женщины, но получилась лишь невротическая молодая особа, не знающая, что же ей на самом деле нужно.

21 июня состоялось закрытие, как всегда праздничное, яркое. Театр общается со своим зрителем, он позитивен и настроен на лучшее: в фойе — фрагменты декораций, шаржи на любимых актеров, эпиграммы: Награждение первого зрителя, пришедшего на закрытие сезона, и прощальная песня — с надеждой на новые встречи .
Да, сегодня театр на перепутье .Комедианты экспериментируют, пробуют и ищут. Жаль, что не всегда удачно. Но, с другой стороны, если не пробовать — как же найти тот неизвестный уголок, где живет госпожа Удача?

Алина ЛИРИНА

 

Поделиться в соц. сетях