Госпитальный роман (Нижегородская правда)

Раз, два, три, четыре… на каком вздохе отключается сознание при наркозе? С каждым разом этот размеренный счёт продолжается всё дольше и дольше. Для одного он становится последним воспоминанием в жизни, а для другого – началом новой любви.

Сны раздвоенного героя

Режиссёр посвящённого юбилею Победы спектакля «Звездопад» театра «Комедiя» Надежда Ковалёва сама написала инсценировку по одной из самых пронзительных повестей о войне Виктора Астафьева. Во многом биографичная – его герой тоже сибиряк, воспитывался в детском доме и учился на составителя поездов, – она напоминает исповедь. В итоге на сцене мы видим главного героя Михаила Ерофеева сразу в двух лицах: того, что в 1961 году увидев счастливых выпускников, вспоминает о своей первой любви (Валерий Кондратьев), и того, что, очнувшись после операции в госпитале, влюбляется в такую же юную, как и он, медсестру Лиду (Иван Гапонов и Виктория Беликова). Незримо для окружающих герой переносится в своё прошлое и заново переживает события бок о бок с собой – девятнадцатилетним.

Актёры создали перед зрителем своеобразную галерею солдатских характеров и судеб, маленький мирок, в котором все равны.

У окна

Палата тяжелораненых. Каждый старается выжить сам и помочь тому, кто рядом. Подарить частичку обычной радости, затяжку фронтового табака, или возможность увидеть птичку на ветке за окном. Тут нет различий по возрасту или национальности. Жизнелюбивый Коля-азербайджанец, поющий по утрам (Евгений Пыхтин), – собирательный образ южанина, в котором ничто не сломит жажду жизни, желание любить и наслаждаться миром. Быть может, черты его излишне преувеличены, но вызывают искреннюю симпатию. Гусаков Дмитрия Ерина – за бравадой скрывает желание обычного семейного счастья. Сцена его объяснения с медичкой Паней (Татьяна Дорофеева) трогает до слёз глубиной лиризма. Но главное – актёры передают истинно фронтовое единение перед лицом смерти, готовность помочь. Каждый из их героев понимает, что, победив её сегодня, вполне может проиграть ей завтра. Любая пауза на сцене – напоминание и предчувствие чьей-то гибели. Убедительная суровая врачиха Агния Власьевна, обобщённый образ из всех военных фильмов, получилась у Евгении Кондратьевой. За суровостью – настоящее чувство любви к людям. Трагизм спектакля точно уравновешен юмором. Он и в «Сталинском соколе» (Николай Пономарёв), перед уходом на фронт готовом очаровывать дам и демонстрировать свою удаль всему госпиталю, и в товарище героя по палате Рюрике (Игорь Михельсон), сыгравшем на новогоднем вечере фрица. Яркий, карикатурный, сделанный талантливо и точно, он вызывает шквал смеха на сцене и в зале. Дмитрий Заботин в роли контуженного, не выносящего музыки, сделал своего героя одновременно и смешным, и вызывающим огромное сочувствие. Причём с каждым последующим его появлением зритель понимает, что смешного-то совсем нет.

Первая любовь

И на фоне этого быта госпиталя – первая любовь, чистая и незабываемая. Она перевешивает все тяготы жизни, становится главной темой спектакля. Молодым актёрам удалось передать десятки тончайших переживаний: желание понравиться, трепет предчувствия встречи, радость от осознания своей любви, волшебство первого неумелого поцелуя, потребность защищать, сострадание, осознание ответственности за того, кого любишь, страх навредить ему и сделать несчастным. Противоположную сторону, невозможность найти любовь в войну, ярко и безапелляционно показала Алёна Щеблева в роли Женьки. Многоликая и беспощадная она – военная любовь. Своего героя режиссёр намеренно сделала куда старше, чем он должен быть, и это придало финалу спектакля ещё больше пронзительности. Если в 40 лет надежда встретиться со своей утерянной любовью и обрести счастье ещё реальна, то для шестидесятилетнего героя на закате жизни, растерявшего иллюзии, мечта так и останется мечтой…

Текст: Ольга Севрюгина

Нижегородская правда №51 ОТ 28.05.2015

 

 

Поделиться в соц. сетях