Любовь — не вздохи на скамейке

Нижегородская «Комедiя» – чемпион сезона по количеству премьер. В год 70-летнего юбилея театра это оправданно и символично. Восьмая по счёту, но не последняя в этом насыщенном сезоне премьера состоялась 19 мая. «Интимная комедия» – так в переводе называется одна из самых популярных комедий британского классика Ноэля Кауарда, в оригинале – «Частные жизни» (Private Lives), написанная в 1930 году.

Между любовью и скандалом

Если говорить серьёзно, это пьеса о том, как взрослые, неглупые, обеспеченные, любящие люди делают свою жизнь невыносимой. Если говорить несерьёзно, это лёгкий, очень смешной спектакль с превосходными диалогами, на котором можно хорошо отдохнуть, а на следующий день всё-таки серьёзно подумать о любви, житейских испытаниях и неожиданных поворотах.

Ноэль Кауард, плодовитый «многостаночник» – актёр, писатель, автор музыки, стихов и песен, руководитель театра-кабаре, – завоевал в театральном мире признание как драматург, хотя успех его пьес и не был ровным. Главные роли в пьесах он часто писал под себя и, бывало, сам их и ставил. На премьере «Интимной комедии» двух главных героев-мужчин играли он и знаменитый Лоуренс Оливье.

«У нас драка или диспут»?

На сцене – симметричная терраса, разделённая на две половины. Это недешёвый отель в курортном французском городке на берегу моря. В соседних, через стенку, номерах останавливаются две пары с планами красиво провести медовый месяц. Первая пара – Сибилла (Алина Гобярите – интервью с ней можно прочитать в позапрошлом номере «Патриотов Нижнего») и Эллиот (Дмитрий Ерин), вторая – Аманда (Надежда Ковалёва) и Виктор (Игорь Михельсон). На фоне завораживающей симметрии их действий и диалогов (даже коктейли одинаковые и ссоры-перевёртыши на одну тему) возникает третья пара: Эллиот и Аманда, которые любят друг друга восемь лет. Из них три – в браке и пять – в разводе. Можно ли зайти два раза в одну и ту же реку? Сейчас посмотрим.

При всей предсказуемости сюжетных поворотов первого действия оно пленяет диалогами. Перевод писателя-сатирика Михаила Мишина настолько хорош, что текст пьесы как образец английского юмора даже зрительно радует глаз: прозрачный, лёгкий, ни одного лишнего слова. Цитировать хочется всю пьесу, например: «У нас что – драка или диспут? Если диспут, я надену пиджак, здесь сквозит».

Надежда Ковалёва и Игорь Михельсон

Герои – характерные и яркие. Эллиот: снисходительный и вальяжный, до поры – уступчивый, прямодушный и циничный; Сибилла: недалёкая и настырная, спорщица и плакса. Виктор: занудный щеголь, временами пафосный, как государственный обвинитель. Аманда: ослепительно красивая, умная, очень старается быть «хорошей девочкой», но превращает жизнь в извержение вулкана. Как только Аманда и Эллиот встречаются, обнажается весь взрывоопасный потенциал их пары типа «пламень – пламень». Показывая эти «африканские страсти», во втором действии режиссёр прибегает к приёмам фарса и гротеска (чего стоит только драка с манекенами!).

Удачно «раскололись»

Пару лет назад Надежда Ковалёва стала участницей режиссёрской лаборатории Валерия Фокина и подружилась там с Кириллом Витько, режиссёром из Омска, выпускником режиссёрского курса Валерия Беляковича. Вскоре Кирилл поставил на малой сцене «Комедiи» пьесу на двоих «Жан и Беатриса». Спектакль получился успешным, так что вполне логичным продолжением сотрудничества стала постановка на большой сцене «Интимной комедии». Правда, изначально режиссёр сделал ставку на ту же, что и в «Жане и Беатрисе», актёрскую пару Ковалёва – Гапонов. Едва ли не накануне премьеры стало бесповоротно понятно, что этот выбор неудачен, и тогда срочно был введён Дмитрий Ерин. Этому фактурному актёру, с его амплуа героя-любовника, но с комическими выплесками, явно не хватило времени, чтобы найти точные краски для роли Эллиота.

Премьеру спектакля очень украсил драгоценный момент: в сцене драки Михельсон и Ерин «раскололись» и начали смеяться, поскольку зрители овациями мешали продолжению сцены. Попытки актёров справиться с эмоциями сделали этот эпизод «театром в театре», настолько смешным, что его следовало бы закрепить в действии.

Эстетика спектакля обозначена как джаз, любовь и чёрно-белое кино. В завершающемся сезоне джаз несколько раз звучал на нижегородской театральной сцене, но именно выбор Витько наиболее убедителен и органичен. Это медленный фокстрот изумительной красоты, написанный пионером джаза Сидни Беше в 1952 году, и популярная тема Oh, Lady Be Good (Джордж и Айра Гершвины) из одноименного бродвейского мюзикла 1924 года. Музыка оттеняет стиль и атмосферу спектакля, а любопытный зритель немало порадуется, примеряя тексты обеих композиций то к одному, то к другому герою.

Под звуки джаза и взрывы хохота Аманда и Эллиот иллюстрируют бессмертную фразу «от любви до ненависти один шаг». Причём неустанно шагают туда и обратно, как это часто происходит и в жизни.

Автор: Светлана КУКИНА

Источник: http://nn-patriot.ru/?id=20298&query_id=17954

Поделиться в соц. сетях